Габриэль Джей Раммштайнер
Мы всего лишь цепные псы, не имеющие право на свободу. (с) Gabriel - Ну, каково, когда тебя имеют в твою аристократическую задницу? (с) Вольф "Он мило стал хлопать ресничками, а-ля «я сама невинность и в рот не ебу, кто вспорол тому ублюдку брюхо"
- Название: Школьный Бог
- Автор: Лис 666
- Бета: Габриэль Джей Раммштайнер
- Фендом: Нет
- Жанр и Категории: Angst, Grapefruit, POV, PWP
- Персонажи и Пейринги: Габриэль, Михаэль, третьи лица.
- Рейтинг: R
- Дисклеймер: Нет, так как персонажи принадлежат автору.
- Предупреждение: Нецензурная лексика, Изнасилование.
- Размещение: Только с моего позволения. Увижу, что кто-то разместит не спросив – убью. (Размещено с разрешения автора)
- Содержание: К чему приводит любовь в «Школьного бога»?
- Посвящение: Габриэлю Раммштайнеру :3
Мне повезло, что я тебя встретил. И поэтому я с великой радостью пишу этот фик ♥
- Статус: Закончен.
- Размер: Мини, 5 страниц.


Глава первая. Он…

Его голос, его глаза, его волосы... Они сводили с ума, заставляя рисовать в воображении разнообразные картины, начиная от самых невинных и заканчивая теми, от которых темнеет в глазах и внизу живота начинает тянуть.
Но разве мог себя удержать восемнадцатилетний парень с не совсем стандартными представлениями о жизни? Видеть предмет своего обожания было для него пыткой... страшной... и невыносимой для его души…
Он был самым привлекательным парнем во всей школе… Изысканный… Дорогой... И невероятно недосягаемый…
Михаэль даже не решался заговорить с ним. И молча любовался его красотой. Он лидер, а кем был Михаэль? Нет. Он не серая мышь, но все же он не мог с ним сравниться… Хоть он и красив, но не ровня школьному Богу.
Именно. В своих мечтах Михаэль и правда считал своего одноклассника ровней Богам. Красивые длинные волосы пепельного цвета, невероятно глубокие аметистовые глаза, чувственные губы, которые Михаэль уже так давно мечтал поцеловать... Каждую ночь он смотрел на фото, сделанное тайком, пока никто не видел, и только после этого он мог заснуть. Но он уже около года видел один и тот же сон. И он стал его любимым. В этом сне было все, чего тайно желал старшеклассник… поцелуи… укусы… боль вперемешку с неземным удовольствием… Он тот, кому Михаэль отдал свое сердце, кому продал душу, но он ничего не получал взамен. Бог даже не здоровался, просто проходил раз за разом мимо.
Это убивало. Иногда Михаэлю казалось, что он смотрит, но это был всего лишь обман зрения или разыгравшаяся бурная фантазия брюнета.

Он…

Тот, кому юноша хотел посвятить свою жизнь. Он отвергал всех, мечтая об одном: чтоб школьный Бог заметил его, чтоб подошел, а дальше… как в его любимом сне…
Но ведь это не может быть правдой. Детские мечты. Наивный. Он лучший в школе. Какой шанс, что он заметит такого как этот глупый, влюбленный мальчик? Ничем непривлекательный для Богов. Черные волосы, примерно до плеч сзади и опускающиеся ниже ключиц спереди, голубые глаза, цвета дождя и огромное количество татуировок и пирсинга. Разве мог Бог посмотреть на такого? А если и мог, но только чтоб криво ухмыльнуться.

Он… Любимый…

С каждым днем Михаэль все больше терял надежду быть с ним. Он забывал про все. Отдал все что есть, только Бог не заметил… не заметил и то, как брюнет смотрел на него, как сверкали его глаза.

Бог… Безразличный.
Сухость в ответ, безразличие в глазах, а может пренебрежение? В любом случае он напоминал юноше холодную зиму, у которой нет конца. Осколки сердца, они уже не смогут ранить, они превращаются в пыль с каждым днем и с каждой одинокой ночью. Сердце - пепел сигарет… и только один человек мог снова превратить этот прах во что-то живое. Но ему все равно, а значит, этот процесс не прекратиться, увы, никогда.
И в один прекрасный момент оно исчезнет. Безвозвратно растворится, оставляя вместо себя зияющую дыру в груди.

Он - Габриэль Раммштайнер - школьный Бог.

Глава вторая. Мог ли мечтать?..

В это утро Михаэлю совершенно не хотелось вставать с кровати, впрочем, как и всегда.
Школа-пансион - тут дети живут и учатся. Родители забирают только на каникулы, и лишь несколько человек никуда никогда не уезжали, и в их числе был и Михаэль.
«Скоро рождество, - пронеслось в голове юноши. - Снова он уедет на целых две недели… А может оно и к лучшему. Ведь кто знает, чем может закончиться такое мое фанатичное увлечение Габриэлем? Ведь всего год назад мне казалось это легким увлечением, совершенно несерьезным, но в итоге оно переросло в такое безумие... И, кажется, я схожу с ума с каждым днем все больше. Он снится мне. Мерещится его голос. Это уже настоящее сумасшествие. Но я уже не поправлюсь. Он серьезно въелся в мой мозг и теперь… теперь если я захочу сбежать от этих чувств, то мне придется покончить с собой, но я предпочту видеть его лицо, улыбку, понимать, что он все же рядом, я все же могу его видеть. Могу случайно, но коснуться его на физкультуре или просто проходя мимо… И кстати если вспоминать физкультуру… Он уже наверняка заметил, как я краснею, когда он в раздевалке снимает майку. Я точно сошел с ума, - брюнет снова рухнул на кровать, разбросив руки в стороны. - И мне нравится это чувство», - от размышлений Михаэля отвлек его друг. Он бесцеремонно вошел в комнату брюнета.
«Роджер… Вечная улыбка, кажется, я всего пару раз видел его без неё. Всегда улыбается. Всегда такой счастливый. Мне бы быть таким. А собственно почему ему не улыбаться? У него на личном фронте в отличие от меня все хорошо. Они с Майком встречаются уже… почти полгода. Достаточно долго. Я даже помню, как Майкл приехал к нам в закрытую школу для мальчиков и как Роджер две недели ходил за мной и рассказывал, какой этот парень удивительный. Но я ему завидую, ему-то хватило смелости признаться в своих чувствах, не то, что я. Но у них все проще. Майкл не такой как Габриэль…»
- Ты чего валяешься? - парень с огненно рыжими волосами и белоснежной прядью, спадающей на лицо, подскочил к кровати и навис над ещё сонным Михаэлем. - Вообще-то у нас завтрак через пятнадцать минут, а ты тут валяешься! А ну поднимай свою задницу и одевайся. Твоя любовь тебя ждет! - рыжеволосый парень просто светился от счастья.
- Роджер, отвянь. Какая к черту любовь? Моей любви глубоко плевать хотелось на меня. Неужели ты настолько слепой? Он ведь даже не смотрит на меня, - Михаэль печально вздохнул. И все же лицо его было слишком счастливым для человека, который просто хорошо выспался. - А что вообще с тобой?
- Я сказал, что тебя ждет тебя твоя любовь?! Значит ждет! На самом деле все не так как ты хотел просто он задумал делать тату, а ты у нас самый татуированный. Он хотел спросить что-то по этому поводу, - услышав эти слова, Михаэль вскочил и начал пулей одеваться. Мог ли он мечтать о таком?! Габриэль хочет спросить у него совета! Неужели все начинает сбываться?! Брюнет спотыкался, падал на ковер, натягивая впопыхах одежду. Красился и укладывал волосы. Он хотел произвести впечатление на свою любовь. Хотел, чтоб тот заметил, да он и так заметил! Ура! Неужели все, о чем мечтал этот мальчик, начнет сбываться?! Неужели он сможет обрести свое счастье?!
Приведя себя в порядок, Михаэль выбежал из комнаты и помчался вниз. При выходе из общежития он врезался в кого-то и слетел кубарем с лестницы.
- Черт… - он разлегся на земле и пялился в невероятно голубое небо, пока над ним не навис он… брюнет замер. Лицо Габриэля было, мягко сказать, удивленным. Но через секунду он мягко улыбнулся и протянул руку Михаэлю. После того как он поднялся с земли и отряхнулся бархатный голос школьного Бога обратился к мальчику:
- Дай угадаю, ко мне так несешься? - улыбка не спадала с прекрасного лица Раммштайнера и заставляла сердце биться в несколько раз быстрее. Пару минут парень не мог ответить на вопрос. Он стоял и смотрел на предмет своего воздыхания.
«Так близко… подал мне руку… Боже…» - но наконец-то до влюбленного дошло, что нужно ответить на заданный вопрос.
- А, ну да, мне Роджер сказал, что ты что-то хотел у меня спросить. Вот я и не хотел заставлять ждать.

А в ответ нежная улыбка, никакой издевки, ни капли фальши.
- Угу. Хотел. Скажи мне... Ты никогда и никуда не выезжаешь отсюда, но почти каждый месяц у тебя появляется новая тату и все они произведения искусства, где ты делаешь их и не мог бы ты мне посоветовать, что набить? - от таких слов у влюбленного мальчика крыша поехала только быстрее. И дело было даже не в их смысле, а в том, что Габриэль обращается к нему. К нему! Но ведь в школе есть много парней, у которых есть татуировки, но он все же обращается именно к Михаэлю.
-Ну, тот, кто делает их мне, живет на четвертом этаже в двести двадцать первой комнате. Обратись к нему. Он все сделает, а на счет рисунка… я думаю, тебе подойдет… - парень оглядел Бога с головы до ног. Идеален: тонкие черты лица, белоснежная улыбка... И снова он замечтался. Но согласитесь, если бы рядом с вами стоял человек, за которого вы готовы умереть… вы бы тоже загляделись.
- Ну, так что? - Габриэль положил руку на плечо Михаэля и у брюнета подкосились ноги, он еле удержался на ногах.
- Тебе пойдет бабочка. Яркая и необычная, - еле выговорил влюбленный.
- Бабочка? Не плохо. Спасибо. Ладно, увидимся, мне пора. Я ещё зайду, ты же в сто шестьдесят девятой живешь да? - получив кивок в ответ на свой вопрос, пепельный блондин удалился, оставляя Михаэля в одиночку с его мыслями и безумным счастьем. А мог ли он мечтать об это?

Глава третья. Он не мог...

Этим вечером Габриэль зашел к Михаэлю. Они разговаривали о чем-то отвлеченном, смеялись. В тот момент брюнет был счастливо по-настоящему, как никогда прежде в жизни. Его любимый сидел рядом, что-то рассказывал, задавал вопросы. Казалось это начало чего-то большого, по крайней мере, Михаэль очень на это надеялся, но пока Габриэль предложил лишь дружбу. Оно и понятно они только познакомились. Но даже этому парень был безумно рад. Теперь он с радостью просыпался каждое утро. Бежал в столовую, где встречался взглядом со своей любовью и получал милую улыбку. Это невероятно приятно и внутри все сжималось, когда Раммштайнер брал его за руку и тащил куда-нибудь. Михаэль все это рассказывал друзьям с выражением лица счастливого до ужаса ребенка.
- Роджер! Я уверен! Это начало наших отношений! Понимаешь? Сбудется то, о чем я мечтал! – юноша светился изнутри от счастья, а вот его друг, наоборот, почему то был задумчив.
- Слушай, я тут узнал кое-что о нем… все не так хорошо как мы думали. Он… - Роджер начал было говорить, но счастливый «Енот» - так Михаэля частенько называли, его наглым образом перебил:
- Ничего не хочу слышать. Роджер, я люблю его и он так добр ко мне. Пожалуйста, не порти мне настроение какими-то слухами, которые распускают чертовы завистники, - Михаэль привстал на локтях и посмотрел на рыжеволосого друга. - Все будет хорошо. Поверь мне на слово, - Енот радостно улыбнулся и хихикнул.
- Ох, ладно. Надеюсь ты прав и все то, что я слышал обычные слухи. Но все же будь с ним поаккуратнее, - сказав это, Роджер вышел из комнаты.
Михаэль был в состоянии абсолютного счастья и не хотел думать ни о чем, кроме своего любимого. Следующий день - воскресенье, а значит, можно было поспать подольше, вот от этого Енот никогда бы не отказывался. Что может быть лучше крепкого сна? Ммм… хороший секс. Точно, кстати, сколько его не было у Михаэля? Ну, уж точнее больше чем год. Ужас… хотя брюнет не думал об этом как о проблеме. Главное - это то, что его любимый стал ближе на шаг.
День пролетел быстро, но, не смотря на позднее пробуждение и на прекрасную погоду на улице, Енот не был доволен им. Ведь за целый день он так и не увидел, ни разу своего любимого. Нигде. Даже в столовой его не было. Его отсутствие как-то угнетало Михаэля.
Он просто не мог найти себе места и лег спать лишь поздно ночью. Но не успел он погрузиться в сладкий или не очень сладкий сон, как его разбудил грохот открывающейся, видимо с ноги, двери. Он поднялся на локтях и увидел до боли в сердце знакомый силуэт. «Габриэль?»
- А? Ты что-то хотел? - сонно произнес брюнет, протирая глаза, но, тот… тот, кому он так доверял в момент накрыл его своим телом и зажал рот рукой.
- Да, хотел… тебя, детка, – Габриэль был совсем близко и от него шел резкий запах алкоголя. Михаэль распахнул глаза, и начал было сопротивляться, но все было бесполезно. И это-то не слишком-то его радовало. Он почувствовал, как одеяло слетело на пол, затем туда же полетели и трусы, которые были единственной одеждой Енота на данный момент. Он дернулся, и ему удалось прошептать:
- Не… не надо, прошу тебя… - на глаза брюнета навернулись слезы. Было действительно страшно, а когда Раммштайнер перевернул его на живот и привязал ремнем руки к изголовью кровати, Михаэля просто охватила паника. Томный шепот над ухом, слова «расслабься» и звук расстегивающейся ширинки… и… резкая пронзающая боль, от которой из горла брюнета вырвался громкий вскрик.
Боль.
- Заткнись! Ты же не хочешь, чтобы кто-то пришел и увидел нас, правда, Михаэль? - произнес блондин и Енот замолчал. И правда, увидь его сейчас кто-то – засмеют же.
- Вот и умничка, - Габриэль даже и не думал двигаться плавно или нежно, о нет, он грубо врывался в тело своей жертвы, из-за чего с губ юноши срывались жалобные стоны. Ему было больно. Нет не физически, физическая боль не играла большой роли. Ему было больно в душе. Все щемило и болело.
- Ты же этого хотел… да, малыш? Признайся… - толчок, ещё один.
- Нет, не этого! - не выдержав, Михаэль закричал, из его глаз брызнули слезы. Ему ещё никогда не было так больно, так неприятно и так жутко страшно. Раммштайнеру же было абсолютно наплевать на чувства мальчика. Он продолжал жестко драть его. Да-да именно драть. Это было удовлетворением самых низменных желаний. Он зажимал брюнету рот, чтоб тот не смог кричать. А по худым бедрам уже струйками стекала алая кровь из-за разорванных тканей внутри.
Михаэль не помнил сколько прошло времени до того момента, когда он потерял сознание, а утром… утром он проснулся уже развязанный в кровати с перепачканной простыней в крови и спермой его любимого человека.
Мальчик закрыл глаза и произнес, роняя слезы:
- Он не мог…

Глава четвертая. Я люблю тебя!!!

Целую неделю Михаэль не выходил из комнаты, целую неделю он ежедневно заливался слезами, вспоминая про ту ночь. Целую неделю он убеждал себя, что Габриэль - животное, которое его использовало и что все слова альбиноса были лишь для того чтобы вот так вот поступить, но… но все зря. Брюнет продолжал, до дрожи в коленках, до истерического смеха, до помутнения рассудка, он продолжал любить, любил, несмотря ни на что.
Неделя, две… Но всему приходит конец и Михаэль наконец вышел из комнаты. Уж слишком начали давить на него стены, и вообще его комната начинала раздражать. Все в ней напоминало о той ночи. Но Берг все чаще ловил себя на мысли, что ему хоть и было больно, но все же он был рядом с любимым и он готов ещё не один раз терпеть эту боль, только бы снова ощутить его в себе. Да. Кто-то может подумать, что это дикое извращение, но Михаэлю было глубоко наплевать на мнение других. Сейчас он хотел найти Габриэля. Найти и сказать ему, что не злиться на него… и может быть признаться, что влюблен. И непросто влюблен, а так, как ещё никто не был никогда влюблен.

Идя по темному коридору, а ведь был уже вечер, Берг увидел знакомую фигуру, стоящую около окна. Он было побежал к ней, но силуэт растаял, как мираж.
- Я схожу с ума?.. - задал юноша вопрос в некуда и вот! Опять перед ним силуэт Раммштайнера! Такой настоящий! И все погасло.
Очнулся брюнет только в больничном крыле, а рядом с ним сидел…
- Габриэль! Нет! У меня снова галлюцинации! Я просто болею, и ты мне кажешься! Да
Точно! Ты мне снишься! - затараторил мальчик ошалело, смотря на сидящего перед ним альбиноса. Он уже не верил своим глазам. Думал, что вот сейчас он моргнет, и его любовь снова растворится.
- Хм… вот как… а галлюцинацией или сном меня ещё не называли, - парень непринужденно улыбнулся, но в ту же минуту его лицо стало серьезном, а в глазах мелькнуло что-то непонятное для Михаэля. - Ничего не болит?
Его голос, кажется… неужели он раскаялся в том что сделал? Нет, не может быть это все же сон.
- Нет… все хорошо, спасибо… - Берг хотел было приподняться на подушках, но сильные руки не позволили ему это сделать.
- Нет. Лежи. Тебе отдыхать надо, - нежный поцелуй в щеку и вот уже палата пуста, а на щеке тепло его губ. Приятно так… на душе стало вдруг удивительно легко и спокойно, как будто и не было никаких проблем в этой жизни.
Вдруг Берг резко вскочил с кровати и выбежал в коридор, в надежде догнать Габриэля, к его счастью Раммштайнер не ушел далеко и, догнав альбиноса на лестнице, брюнет кинулся ему на шею, целуя в губы, и неразборчиво прошептал: «Я люблю тебя».
Ответив на поцелуй и обнимая паренька за талию, Габриэль был, мягко говоря, шокирован и опустив мальчика на ноги, заглянул ему в глаза.
- Что? Я тебя не понял, - альбинос все так же держал руки на талии Михаэля и чувствовал, как по хрупкому телу пробежала мелкая дрожь.
- Я люблю тебя! - практически прокричал Берг и замер от собственных слов. Он не знал, чем сейчас все кончится. Может альбинос просто развернется и уйдет, может, рассмеется, а может.. а, может, ударит. Но ничего из этого не произошло. И лишь прикосновение теплых губ вывело юношу из задумчивости и заставило вернуться в реальность. Но тут же этот же ласковый поцелуй унес мальчика на седьмое небо.
И без слов было понятно, что хотел сказать альбинос.
Счастье Михаэля не знало своих пределов. Разве мог он мечтать об этом около месяца назад? Разве мог?!
«Я люблю тебя!» - Истерически вопило сердце мальчика. Впервые он был настолько счастлив.
«Я люблю тебя!»

Конец..?
запись создана: 31.03.2011 в 10:43

@темы: Фанфики, Слеш (Slash), Посвящение, Отредактировано, Ориджинал, Мини, Завершен, Другие авторы, Грейпфрут (Grapefruit), Габриэль Джей Раммштайнер, Бета, Ангст (Angst), Авторский мир, R, PWP (Porn without Plot или Plot, what Plot?), POV - Point of view