Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:52 

- Название: Не покидай
- Автор: Снежной королевы юный паж
- Бета: Ekaterina Lionski
- Фендом: D. Gray-Man
- Жанр и Категории: Ангст, Слэш
- Персонажи и Пейринги: Канда/Аллен
- Рейтинг: R
- Дисклеймер: Персонажи принадлежат мангаке.
- Предупреждения: Нет.
- Размещение: Где угодно, но пришлите, пожалуйста, ссылку.
- Содержание: Больно, когда умирают дорогие тебе люди? Не умирай, чтобы не прозошло. Канда, ты не имеешь права умереть.
- Примечания автора: Фанфик был нарыт в старой кладовой, так как он самый первый в моем творческом деле. Раз не выкладывал, то поделюсь тут. Хотя считаю, что тут еще ломанная речь и не очень яркий сюжет Если он вообще достоен оценки
- Статус: завершено.
- Размер: 5 страниц.


Обычный день, капли дождя барабанят по большим витражным окнам. Много-много кресел находилось в аудитории, на которые падал свет с противоположной стороны. Он лился, словно дымка, из окон, отливал и серым, и красным, и голубым, и зелёным. Калейдоскоп цветов и оттенков. Конца им не было. Что он забыл здесь, он сам понять не мог. Просто сидел здесь и созерцал картину, которая открывалась ему. Он просто сидел, молча, не проронив ни единого слова с момента его захода сюда. Умиротворение прокатилось по его телу, тишина этому прекрасно способствовала. Тишина. Одно слово, означающее беззвучие. Но сколько можно в нём услышать. Аллен это знал. Он понимал, насколько отчётливо мысли, как мозаика, складываются в его голове в такой обстановке. Здесь он мог всё обдумать, как следует, не видеть никого и тем более злобной мины своего напарника по заданию. Акумы засели в этом городе уже очень давно. Поэтому это было первым делом во всей округе. Хотя город — это слишком сильно сказано, больше всего это походило на среднестатистическую деревню с небольшой церковью в придачу. Как здесь могли акумы завестись...
На Аллене был надет капюшон, так он ощущал себя более защищённым, закрытым от всего, что его окружало или могло окружить. Сейчас он хотел полностью разобраться в себе, в своём отношении к другим людям и, в особенности – к отдельным экземплярам.

За это время Канда успел перебрать уже порядком словарик по бранным словам, так как понял, что мояши куда-то запропастился. Ему не особо хотелось знать, куда он мог уйти, но одному всё же было не столь уютно. Акум они ещё вчера встретили целую дюжину, и еле справились. А одному ему будет не так легко. Тем более им вчера и с третьим уровнем пришлось столкнуться. Этот факт не обрадовал ни одного из напарников.
Теперь он вышагивал по вымощенной дороге, ведущей к городскому кладбищу. Даже отсюда он видел, что ворот давно след простыл, вместо них был покосившийся кусок искуроченного железа. Надгробия некоторых тоже сильно покосились и только каменные, как монолиты, продолжали стоять под ветром и водой, не давая слабину ни в чём.
Японец, холодным взглядом смотря на всё это, продолжал идти туда. Пусть этого мояши и не будет рядом, он всё равно сделает своё дело. Ему, по сути, и напарника то не надо было, он сам мог со всем управиться. Хотя это он так думал. Комуи всегда знал, кого и на какое задание лучше послать. Лави слёзно просился взять его на задание, но Комуи отказал. Дело было очень ответственным, там не до шуток и прибауток.
Скрипнуло. Канда резко обернулся, и волосы плавно заскользили в такт ветру. Но сзади никого не было, лишь пустая дорога, по которой провожали в последний путь людей. Мечник только нахмурился. Всё эти сравнения в его голове совсем ему не нравились. Он всё равно не умрёт.
Шаг за шагом и он уже стоял около разломанных покосившихся врат, пристально смотря вдаль. Где-то вдалеке что-то шевелилось, ощущение движения где-то там. Дёрнув за ворота, он столкнулся с тем, что они совсем не хотели открываться и, похоже, еще и заржавели. Или что-то ещё было этому причиной. Тревожить покой мертвецов у него не было никакого желания, так же как и вообще производить в этом месте шум, но выбора не было, и он со всей силы ударил ногой по преграде. Та сначала заскрипела, а через секунду, как плита, повалилась, с грохотом ударившись о землю. Пройдясь прямо по ней, Канда оказался внутри, где, по его предположению, пряталась стайка зловредных акум.


Аллен привстал со скамьи. Здесь было тихо. Тишина для него была сейчас лучшей мелодией для души, но надо было идти, потому что надо. Не хотелось предоставлять всю работу одному Канде. Как-никак он спас его вчера вечером, когда они столкнулись с группой акум третьего уровня. Если бы не мечник, то возможно, тот верзила снёс бы ему голову... но "спасибо" говорить он не хотел. У него просто язык не поворачивался. Японец снова фыркнет или ещё хуже, опять скажет что-то неприятное. А так и будет. Поэтому Аллен, понурив голову, поплёлся вон из этого места, хотя он и не совсем нашёл ответы на все свои вопросы. Парень в раздумьях подошёл к двери и приложил к ней ладонь.
Что теперь он будет делать? Его никто не поймёт: ни Линали, ни Лави, ни тем более Канда. Линали скажет, что наверно он переутомился на задании, поэтому несёт всякую чушь. Лави скажет, чтобы не брал лишнего в голову, а то от этого разные мысли не те будут приходить, как у него. А Канда... что Канда, он просто выпроводит его, если не убьёт на месте. И с этими мыслями мальчишка толкнул дверь вперёд, чтобы уйти, наконец, из этого сумрачного места.

Напрягающая тишина, когда в округе столько акум и подозрительных мест, как это — нонсенс. Ещё вчера о ней он мог напрочь позабыть, а теперь... Настораживало, очень сильно. Озираясь по сторонам, он свернул налево, в сторону к городской церкви. Возможно, там и укрылась оставшаяся горстка призванных на службу к Тысячелетнему Графу? Он решил проверить сей факт и, дойдя до неё, остановился. Дверь открывалась со звучным скрипом на всю округу. Уже обнаружили его присутствие? Тогда они встретят его уже с оружием в руках. Канда бесшумно активировал Муген и приготовился к появлению акум, готовый сорваться с места в любой момент. Он уже успел преодолеть небольшое расстояние, когда из-за двери показалась седая голова. Он лишь был рад, что вовремя остановил занесённый для удара Муген. А то потом проблем от Комуи не оберёшься.

Аллен был так занят своими мыслями, что даже не заметил, как над его головой в опасной близости завис Муген, который, как и предполагалось, держал мечник. Что ему сказать? Пусть даже он хочет его прибить, так будет легче ему. Он всё равно ничего японцу не скажет, потому что встретит холодный взгляд его серых безжизненных глаз и цветок внутри него увянет, а если так случится — то зачем тогда существовать? Он не хотел так жить. Поэтому предпочёл сейчас просто молчать. Он не смотрел на него, он смотрел куда-то в пустоту, сквозь Канду, отчего у второго появилось жуткое ощущение. Он никогда не видел Аллена в подобном расположение духа и такого взгляда. Как будто всё вокруг него превратилось в пепел, что вся радость исчезла в одно мгновенье и больше ничего этому не поможет. Честно, Канда оказался в некотором замешательстве. Обычно Аллен говорил что-нибудь ужасно противное, и он с безразличным взглядом тоже отвечал ему, задевая его самую больную тему. Но сейчас дела обстояли явно по-другому и всё, что он смог сделать, так это убрать катану прочь от белых волос мальчишки.
Аллен наконец-то смог поднять глаза и посмотреть Канде в лицо. Знал бы он, как смешно сейчас выглядит. Но лучше всё-таки ему это будет не говорить, а то будет ходить ещё хуже грозовой тучи. Тогда сначала ему будет буря, а потом полный штиль. Но сейчас он смотрел на него с такой грустью, что словами сложно было описать. Он вовсе не хотел показаться собачонкой, которая ждёт, чтобы её пожалели. Он просто выглядел так, как подсказывала ему душа. А сейчас она просто разрывалась между тем, чтобы умолчать правду или раскрыть её на суд общественности, а потом — быть осмеянным. Аллен, ни сказав ни слова, молча, пошёл дальше по дороге — сейчас ему вовсе не хотелось разговаривать. Ему было просто больно.
Канда был в ступоре, он вообще не знал, как ему сейчас действовать. Мысли о акумах и об остальном выветрились у него тут же, как будто их там и не было. Аллён выглядел жутко подавленным. Хотя Канда ни в каких рамках не признавал "телячьих нежностей", ему захотелось сделать так, чтобы Аллен снова стал обычным вредным мояши, с которым он уже привык ругаться и препираться по каждому, даже самому незначительному поводу... но как?

Ветер бил в лицо, он смотрел в никуда, да он и не знал, куда идёт. Он вообще ничего не замечал. Он просто шёл вперёд, полностью отстраненный от этого мира. Сейчас его мало чего волновало, он абсолютно потерял всякую осторожность, забыл об акумах, он даже не озирался по сторонам. Ведь не по полю васильковому гуляет. А впереди из-за большого, возвышавшегося над всеми остальными надгробия показалось несколько человек. Все они были одеты в чёрное, тем больше походили на монахов и монахинь, хотя он знал, что таких здесь не было. Максимум — был лишь священник, мало людей в этой скверной деревушке уделяли должного внимания духовным познаниям.
Люди выглядели странно. Особенно сейчас. Здесь уже вот как неделю не проводили никаких церемоний — ни бракосочетания, ни похорон. И откуда люди могли здесь взяться? Первый истинный вывод, который сделал Канда — что это были акумы. На его глазах те, словно призраки ушедшего, заскользили в сторону Аллена. И тогда Канда впервые почувствовал страх. Нет, вовсе не за себя, он всегда говорил в лицо своим врагам, что не умрёт. Он испугался за Аллена. Ведь тот явно был не в том состоянии, чтобы противостоять врагу, его душевное равновесие было настолько расшатано, что это отражалось и на двигательной деятельности. Канда сорвался на бег. Нельзя было допустить, чтобы его ранили. Он только что вылечился после своего старого задания, когда его просто проткнул акума третьего уровня. И всё из-за того, что Лави отвлёкся на второй уровень. Мечник до сих пор не мог ему этого простить. Теперь всё проносилось перед глазами японца как картинка. Одна за другой, создавая длинную ленту его воспоминаний, связанных с ним. Первую встречу сложно было назвать приятной. Он тогда нагрубил в своей обычной форме, как и говорил каждому в этом Ордене кроме нескольких людей, которых можно пересчитать по пальцам. Но это же было "тогда", верно?

Аллен брёл дальше. Она даже не заметил шума и плывущих к нему, будто призраков, тёмных фигур. Даже не заметил, как они превратились в тех, кого он обещал искоренять — творений Графа, акум. Пустые глаза пристально наблюдали за ним, а он даже и не замечал этого.
Он лишь почувствовал, как его кто-то толкнул и упал. Потом он почувствовал, что кто-то его прижал к этой земле, не по своей воле он здесь распластался. Приподнявшись на руках, он умело сбалансировал и перевернулся и оказался лицом к лицу с Кандой. У Аллена глаза распахнулись от ужаса. Глаза его были слегка прикрыты, изо рта текла алая струйка крови. А сзади нависли три здоровенные акумы, один из которых и проткнул его, мечника, японца. Аллен был в шоке, ему хотелось плакать, сквозь слёзы он хотел убить этих чёртовых акум, чтобы они исчезли ,чтобы не видеть склонившегося, с кровью на лице Канду. Чтобы всё это забыть — вот его желание. Но память — это то, что остаётся с человеком, её невозможно выдернуть, как страничку из учебника истории.
Канда больше не мог держаться, чтобы не шмякнуться вниз. Он положил голову на плечо Аллена. Кровь до сих пор продолжала стекать изо рта и красными штыками падать с его подбородка на форму Уолкера. Он воспользовался своим одеянием, чтобы защититься от акум на этот момент. Пока не ясно, что с Кандой. Хотя почему же, всё прекрасно ясно... Пока их скрывала белая пелена Аллен, приподнялся и прижал к себе Канду. У самого сердце бешено колотилось в груди. А он жив? Нет... он не мог… не сейчас... не из-за него...
Волосы растрепались по плечам, чёлка слегка сбилась на бок, глаза его были закрыты ,что ещё больше ужасало Аллена. Не мог же Канда вот так просто взять да и умереть. Он всегда говорил, что ему неведома смерть, и он всегда будет жить. Как лотос, перерождающийся цветок. И сейчас... нет... это всего лишь страшный сон... он закончится... и Канда снова будет Кандой... только не то... только не смерть...
Аллен сжал мечника в крепких объятиях и положил голову свою своему напарнику на его. Чуткий нос почувствовал приятный запах цветов. Что это? Это всегда кажется, когда мечта потерянна? Или нет? Нет!
Аллен сжал прядь волос напарника в своей руке. Он не отдаст владычице преисподней его просто так, нет. Лучше бы он сам расплатился своей жизнью, но только не его.
-Мояши...— губы мечника слегка шевельнулись, издавая хриплые звуки, в которых можно было различить лишь одно единственное слово.
Аллен притих. Он посмотрел, веки того на немного приподнялись вверх и показали серые глаза японца. Они уже были не столь холодными как обычно.
-Я не умру... — Канда издал что-то вроде кашля и на форме Аллена появились новые пятна крови, — ...обещаю…
Аллен подумал что ослышался. Он… обещает? Такого быть не может... Канда...
-Я верю, — Аллен со всей нежностью, на которую был способен в эту сложную минуту приобнял Канду, но сделал это аккуратно — одно лишнее движение и он может сделать ему очень больно. Он этого не хотел.
-Я их добью,— Канда сделал что-то вроде попытки подняться, но Аллен сам задержал его. Сейчас никуда нельзя идти. И медлить тоже.
-Я сам с ними разберусь,— Аллен не хотел показаться навязчивым, но не удержался и по-детски чмокнул напарника в щёку. Тот лишь закрыл глаза, и он оставил его лежать. Надо было быстро действовать, каждая минута может быть для него последней.
Аллен рывком скинул свой белоснежный плащ, служащий для него одновременно и бронёй. Никто никого не отберёт у Коронованного Клоуна, тем более эти жалкие акумы. Никогда.
Хлопот от них ровным счётом никаких. Таких как мух прихлопывают сразу. Но Канда... надо было срочно доставить его в орден или хотя бы туда, где бы ему оказали помощь.
Аллен присел рядом с ним. Глаза так же были крепко закрыты, кровавый след остался на его лице. Аллен хотел прикоснуться к нему, но почувствовал, насколько он мертвецки холоден. Душераздирающая мысль закралась в его мозг.
Он обещал... он обещал!
Всхлипывая, Аллен всем телом прижался к Канде. Не мог он его потерять, разум и сердце отказывались даже на йоту в это верить. Нет...
-Все в порядке,— Аллен почувствовал, как холодные руки легонько закрались в его волосы, как змейки. Он жив... ОН ЖИВ!
Канда открыл глаза. Сейчас на его лице не было ни ухмылки, ни злорадного, ненавидящего всё живое взгляда. Губы вытянулись в узенькую линию, и лишь её уголки были слегка приподняты. Не каждый день его таким увидишь.
-Я скоро буду в порядке, не волнуйся, — Канда положил голову Аллену на колени и снова закрыл глаза.
Аллен не хотел убирать его голову, пусть будет так. Пусть будет так, как хочет сейчас он. Он лишь сделает всё то, что он скажет. Надо, чтобы он смог подняться...


* * *

-Ты до сих пор всё это помнишь? — ухмылку Канды сейчас вряд ли можно было назвать снисходительной.
-А тебе не нравится? — с вызовом сказал Аллен, уже готовясь крепко получить по голове.
Канда лишь хмыкнул.
-Ну так вот, поэтому не нахожу в том, что я вспомнил, ничего плохого,— Аллен по привычке сел на колени к Канде.
-Ладно, только помолчи, мне надо сосредоточиться...
-На чём?
-Che...
-Я не расслышал?
-Заткнись, мояши.
-Ладно, — иногда он даже начинал любить, когда тот начинал злиться. Аллен обнял мечника за шею и чмокнул.
-Не покидай больше меня, понял? А то тогда я и правда испугался, что так случиться.
-Безмозглый мояши, я же тебе говорю, что никогда не умру.
-Ну всё равно. Не покидай, ясно? — Аллен испытующе посмотрел на Канду.
Как всегда непреклонный, как глыба льда. Вечно он такой. Молчит, хмурится, нет, чтобы помочь им вчера с Лави. Сидел в библиотеке и что-то копал для будущего задания. Может, он в Книжники наметился?
-Не покидай меня... никогда... это всё, что я от тебя прошу.
Уголки губ японца чуть приподнялись.

Когда мне грустно, тяжело,
я вспоминаю твоё имя...
Не только потому, что мне тепло с тобой,
а потому что холодно с другими…

@темы: D. Gray-Man, Mitsume, R, Авторы, Ангст (Angst), Аниме, Завершен, Манга, Манхва, Мини, Не отредактировано, Слеш (Slash), Фанфики

Комментарии
2011-04-05 в 21:15 

\.m./
Клаааассно!!! Мне правда очень понравилось! Респект автору! :super:

   

Mondo fantastico

главная