13:24 

Maestro delle fiabe
Ogni storia ha il suo fine
- Название: Сборник драбблов, участвовавших в конкурсе
- Автор: Триллиан
- Бета: -
- Фэндом: Прощай, моя наложница
- Жанр и Категории: Slash
- Персонажи и Пейринги: Указан будет к каждому драбблу отдельно.
- Рейтинг: Указан будет к каждому драбблу отдельно.
- Дисклеймер: Персонажи фика принадлежат их создателям. Автор фика не извлекает материальной выгоды от их использования.
- Предупреждение: OOC.
- Размещение: С разрешения автора.
- Содержание: Каждый из драбблов представляет отдельную часть истории.
- Статус: Закончен.
- Размер: Указан к каждому драбблу.


Тема: «Станет жизнь игрой!
Знай, однажды будет край!
Тебя осудят за игру без правил,
И не будет права стать самим собой!»


- Персонажи: Чен Диэй, Дьянг Сяолу.
- Рейтинг: PG-13.
- Количество символов: 3583.


1927 год.

- Мне шестнадцать, я монахиня. В цвете лет мне остригли волосы. Но по природе своей я мальчик, а не девочка, - высокий голос подростка разносится по школе. Пол его не определишь: светлая нежная кожа, большие глаза, пухлые губы и тонкое тело - всё это обманет любого.
Важный гость, стоящий перед ним с разочарованием вздыхает.
- Глупый мальчишка, разве не знаешь ты, что от тебя зависит наше будущее?! - вопит Шиту, с отчаянием глядя на удаляющуюся спину покровителя. Схватив металлическую трубку, он с бранью запихивает ее в рот До Зи и водит ею до тех пор, пока не потечет по подбородку кровь.
- По природе своей я девочка, а не мальчик. Зачем на мне эти одежды, без пола? Я вижу, как парочки ходят мимо, в расшитой парче… - исправляется мальчишка, со слезами глядя на друга и спасителя.
Вскоре он будет петь главную женскую партию в опере «Прощай, моя наложница» перед одним из императорских чиновников. Вскоре До Зи отведут в спальню этого семидесятилетнего старика. Вскоре взойдут новые звезды китайской оперы: Чен Диэй – знаменитый исполнитель женских ролей и Дьянг Сяолу – не менее известный напарник, исполняющий мужские партии.

1932 год.

- Таков наш устав: с незапамятных времен человек должен был научиться, хоть чему-нибудь… - стройно выводили голоса мальчишек стоявших перед учителем. Там, во дворе, их хор слышит актер, что завораживает толпу своим пением и внешностью.
«Вся ваша жизнь станет игрой», - тоскливо думает Диэй, взирая на обшарпанные стены своей школы.

1937 год.

Поздним вечером в зале собираются военные. Тридцать пар глаз с восхищением следят за актером, что поет для них. Чен одет в простое чанпао, его лицо не покрыто краской, о каких-либо украшениях и речи быть не может - сразу отберут. Лучшие арии из «Павильона пионов» – вот цена свободы Сяолу. А спустя три часа, его император плюнет в лицо верной наложницы и с отвращением прошипит:
- Ты пел для японцев?!

1945 год.

Война окончена, а Диэй в тюрьме. Пение для оккупантов – измена Родине, а значит расстрел.
Напротив сидит извечная соперница, вливает в уши сладостный яд обещаний. Маленькая ложь, большие деньги, знатный покровитель и Диэй свободен.
-Знай, однажды будет край. Я не хочу, чтобы Сяолу постигла та же участь. Когда освободишься, ступай своей дорогой.
На следующий день Чен отвергнет все попытки оправдать его. Жизнь без императора? Немыслимо! Пусть же наложница исполнит свою роль – погибнет. Но вот уже ворвались солдаты в зал и освобождают мужчину. Там, в новом правительстве, есть человек, что не смог устоять перед его чарующим голосом.
- Ты снова играешь со мной, да? Однажды тебя осудят за игру без правил! – кричит Дьянг пытаясь прорваться сквозь недовольную толпу.

1977 год.

Два старых актера стоят в пустом зале. Вновь они на сцене, вновь одеты в шелк, вновь лица раскрашены в привычных образах. Вновь «Прощай, моя наложница».
- О, правитель, отдайте мне свой драгоценный меч!
- Нет, ты не должна! Забирай свою жизнь обратно.
- О, правитель, отдайте мне свой драгоценный меч!
- Нет, ты должна жить… - император заходится в приступе хриплого смеха. - Я слишком стар, я не могу.
Диэй растерянно смотрит на партнера. Внезапно тот оборачивается и с улыбкой молвит:
- Мне шестнадцать…я монахиня…
Пелена спадает с глаз До Зи:
- В цвете лет мне остригли волосы. Но по природе своей я мальчик, а не девочка…- замирают губы, кротко смотрит он на Шиту.
- Опять ты ошибся, - хохочет Шиту. – Давай заново.
«У меня нет права стать самим собой,» - в отчаянии думает До Зи выхватывая меч из ножен императора.

Тема: «Смерть как новая жизнь».


- Персонажи: Чен Диэй, Дьянг Сяолу, мельком Юксянь и Я Ши Кинг.
- Рейтинг: PG-13.
- Количество символов: 2967.


"Смерть, как новая жизнь"


До Зи красит лицо белилами. Его худенькие плечи сотрясаются от едва сдерживаемых рыданий.
- По природе своей я девочка, а не мальчик. По природе своей я девочка… - словно мантру шепчет мальчишка из раза в раз, будто пытаясь убедить себя в этом. До Зи очень стыдно, не пристало мужчине говорить такое. А мужчине ли? Вчера его насиловал сумасшедший старик. До Зи хочется умереть.
Чен Диэй растерянно смотрит в зеркало и рисует брови, подводит глаза. Чен Диэй известен всему Пекину. Чен Диэй – знаменитый исполнитель женских ролей. Опера – вот его жизнь.
- По природе своей я девочка, а не мальчик, - поет он на сцене.
В нем действительно живет женщина. Наложница, что беззаветно любит своего господина. Но вчера император женился на Юксянь – женщине из дома «Вишневого цвета». Диэю очень хочется умереть.
Диэй наносит на белое лицо румяна. С тех пор как Сяолу женился, он поет один. Репертуар широк: «Пьяная наложница», «Павильон пионов» и множество других постановок.
- Как познать вешний цвет, если входа в сад нет?
Теперь Чен живет со своим покровителем. Каждую ночь Диэй гримирует их. Сам он в образе наложницы, а господин Кинг – император. Каждую ночь они напиваются. Сладостная иллюзия, когда император и наложница вместе. Но утром дурман рассеивается и Чен сам себя ненавидит. А еще он страстно желает умереть.
Диэй больше не красит лицо. Он часто курит опиум и редко поет. Но в один из дней, на базаре видит своего друга. Сяолу торгует арбузами.
- Какая пропасть между наложницей и ее королем! – хихикает владелец театра.
И вновь жизнь наполняется красками. Словно цветок увидевший солнце. Он прекращает курить опиум и вновь блистает на сцене вместе с Дьянгом. Чен Диэй хочет жить.
«Культурная революция». Опера запрещена, она символ прежней власти. Сейчас постановки должны быть о крестьянах и рабочем классе. Реализм. Актеры стоят на коленях перед демонстрантами. В сердце одного из них его холод и ненависть. А еще бесконечная боль.
- Он пел японцам! Он спал с врагами народа! – кричит его император, в жалкой попытке спасти свою жизнь. – Я не люблю свою жену. Она шлюха из борделя!
- Чен Диэй нелестно отзывался о коммунистической партии Китая, - вторит его любимый ученик.
- Все вы меня предали, - вой полный муки. Чен Диэй всем своим существом взывает к смерти. Юксянь, надев свое запрятанное свадебное платье, удавится в собственном доме.
Диэй завершает грим ярко красной помадой на губах. До Зи доволен своим отражением. Прошли одиннадцать лет, и он идет в зал репетировать с Сяолу. Вновь «Прощай, моя наложница».
- По природе своей, я мальчик, а не девочка, - шепчет в отчаянии он и замолкает. И кротко смотрит на Шиту. До Зи знает, что в этой жизни ему не избавиться от этой роли. До Зи и Диэй протягивают руку к мечу. Они вместе играют свою роль до конца. Император Сяолу слышит глухой звук упавшего тела. Лицо До Зи удивительно спокойно. Возможно, в следующей жизни ему повезет больше?

Тема: «Если судить о любви по обычным ее проявлениям, то она больше похожа на вражду, чем на дружбу». (с) Ф. Ларошфуко.


- Персонажи: Чен Диэй, Юксянь, Дьянг Сяолу.
- Рейтинг: PG-13.
- Количество символов: 1924.


Если судить о любви по обычным ее проявлениям, то она больше похожа на вражду, чем на дружбу". Ф. Ларошфуко.


Юксянь устало смотрит на Диэя. Чен, положив голову на ее колени, спит после долгой ломки. Ее соперник пытается избавиться от пагубной страсти – опиума. Весь день она в ужасе слушала его крики. А затем не выдержала, вбежала в покои, обнимала, плакала вместе с ним и растирала его онемевшие, связанные руки.
Юксянь ненавидит Диэя. В нем все неправильно: и эта женственность, и любовь к Сяолу. Ее Сяолу. Чен всегда привлекает неудачи на свою голову. От них страдают и все, кто его окружает. Пострадала и она, потеряв ребенка.
Словно кошка, зубами вцепившись в Дьянга, не отпускала его. Умоляла Чена оставить их, требовала у Сяолу прекратить петь в опере и заняться торговлей. Но наложница вновь и вновь возвращается к императору. Судьба сталкивает их, и женщина понимает, что в этой борьбе она проиграет.
А сейчас Юксянь своими руками разрушает то, к чему стремилась. Сегодня она будет перебирать волосы и ласково баюкать своего соперника.
Диэй бьется в истерике, глядя на раскачивающееся на веревке тело Юксянь. Чувство вины гложет его. Но в равной же мере причиняет страдания боль от потери. Женщина из дома «Вишневого цвета» сломалась.
О, как он ненавидел ее, ту, что забрала самое дорогое в его жизни. Юксянь была женщиной, чему Чен страшно завидовал. Юксянь всегда разлучала их с Сяолу.
Но как не понять ее, ту, что любила того же человека? И как не привязаться, к той, что помогла выйти из плена дурмана? Завтра Диэй накрасит ее лицо, расчешет её волосы и наденет на неё любимые при жизни украшения. Он обнимет на прощание хладное тело и поцелует лоб своей соперницы.
По комнате раскиданы шелковые вещи, валяются окровавленные разбитые рамки.
- Руки мерзнут… холодные, как лед… - мечется в бреду соперник.
- Это все ничего, все будет хорошо… - качая, словно ребенка, шепчет ему разлучница.

Тема: «Так мало пройдено дорог,
Так много сделано ошибок». Есенин


- Персонажи: Сяо Си, Дьянг Сяолу, Юксянь, Чен Диэй.
- Рейтинг: PG-13.
- Количество символов: 1891.
- Примечание: В Пекинской опере есть множество делений по ролям, но основные категории две. Шэн - мужская роль, дань - женская роль.
"Алеет восток" - песня, а затем и гимн Китайской народной республики в период культурной революции. Впрочем, она популярна и сейчас.



"Так мало пройдено дорог,
Так много сделано ошибок". Сергей Есенин



Сяо Си лежит на полу камеры и смотрит на зарешеченное окно. Небо такое темное, словно густые чернила пролили на холст, не видит он ни света звезд, ни лика луны. Ах, луна, в детстве частенько пытался разглядеть на ней яшмового кролика, что готовит целебные снадобья для богов. Если бы только он мог исцелить его и весь истерзанный народ Китая, что устал от многочисленных потрясений. Но теперь нет богов, нет и кролика.
Завтра состоится суд, юноша прикрывает глаза, погружаясь в воспоминания.
Говорят, его еще младенцем нашли двое мальчишек из оперной школы и принесли с собой. Позже, они покинули ее и стали знамениты, но все это, конечно, байки.
Когда умер учитель, в школу пришла странная троица: Сяолу, Юксянь и Диэй. Они усыновили его и обучали искусству оперы.
Сяо Си повернулся к стене и вздохнул. Когда в нем проснулась эта зависть?
Когда он с восторгом смотрел на Диэя на сцене? Когда видел эти шелк и парчу? Когда увидал эти чудесные украшения? Когда заметил, с каким восхищением зрители смотрят на сцену? Сейчас и не вспомнить.
Он предал их всех. Сяолу, на которого наклеветал. Юксянь, рассказав о ее прошлом. Диэя, заменив его.
О, тот упоительный момент, когда он с торжеством взирал на старую наложницу. Сяо Си мечтал растоптать ее, но Диэй ушел, гордо вздернув подбородок.
Сяо Си стал дань, но звездный час длился недолго. Вскоре, прознали о правде и его засудили. Сейчас, мертва Юксянь, Диэй уехал, а Сяолу остался один.
Сяо Си раскрывает глаза, а в сердце тяжесть. Сколько сделано ошибок, сколько дел можно было бы сделать, сколько невысказанных слов. Как хочется все вернуть, все исправить. Беспокойно ворочаясь, он забылся во сне. Там - он блистательная наложница. Юксянь с восторгом смотрит на него из зала. Диэй с гордостью взирает на своего любимого ученика, а Сяолу стоит на сцене и играет императора.
А за окном уже рассвет и доносятся строчки «Алеющего Востока».

@темы: Завершен, Авторы, PG-13, OOC (Out Of Character), Мини, Отредактировано, Прощай, моя наложница, Слеш (Slash), Триллиан, Фанфики, Фильмы

URL
   

Mondo fantastico

главная