18:33 

Maestro delle fiabe
Ogni storia ha il suo fine
- Название: Вещание на двоих
- Автор: Snowry
- Бета: -
- Фэндом: ElfQuest
- Жанр и Категории: Slash, Romance, Hurt/comfort
- Персонажи и Пейринги: Рейек, Звездочет, упоминаются Рубака и Летящий в Ночи.
- Рейтинг: R
- Дисклеймер: Персонажи принадлежат авторам комикса.
- Предупреждение: OOC.
- Размещение: Хоть где, только предупредите и ссылочку киньте, м?
- Содержание: Звездочета влечет к вождю, но ведь они друзья. И Звездочет с Летящим уходят из племени в горы, где с некоторых пор живет отвергнутый охотник...
- Посвящение (если есть): Спасибо Венди и Ричарду Пини. Написано по заявке.
- Примечание автора (если есть): События происходят после пятой книги первого тома.
- Статус: Завершен.
- Размер: 5 страниц.
- Так же размещен здесь.


Солнце слепило глаза. Я укрылся под скалой и сел рядом с Летящим. Волк поднял голову и посмотрел на меня. В глазах явственно читался упрек.
«Знаю, - ответил я вещанием, поднося к губам мех с водой. – Но я не железный».
Летящий фыркнул и поднялся, встряхиваясь. Ему надоедало целыми днями лежать в тени, а ночами мерзнуть в песках. Но бросить меня одного брат тоже не мог.
Я закрыл мех и снова прикрепил его к поясу. Вгляделся в пустыню перед собой, вспоминая, как мы шли сюда – почти без надежды, усталые, переживающие за Рыжего Дротика… А потом мы нашли Конец Горестей. Таким он был для всех. Для меня же все горести только начались.
Хотя поначалу я радовался, ведь все было благополучно – Рыжий Дротик выздоравливал, жилье для нас нашлось, и еды тоже хватало на всех, волки были здоровы и целы. Я даже радовался, когда ушел этот «гипнотизер», и у Рубаки все наладилось.
Рубака…
Закрыть глаза, пусть всего на минуту – и можно снова увидеть белые волосы, убранные в хвост – прическа истинного вождя племени, озорную улыбку, теплые глаза… и взмах клинка. В бою он стремителен и дерзок, решителен. В обычной жизни – внимателен ко всем нам, его племени. Его племени… Можно ли теперь относить меня к племени? Наверное, все еще да.
Мое племя знает: я ушел искать упавшую звезду, возможно, чтобы найти еще один магнетит. И только Сава и Осязающий Солнце знают правду: я просто не могу быть в стороне, видеть моего вождя – и не иметь возможности приблизиться. Нет, конечно, Рубака заглядывает в племя, и все же…
Летящий вскочил и зарычал, вещанием предупреждая: «Охотник». Охотником – и никак иначе – волки зовут Рейека.
Я усмехнулся, вставая и мягко кладя руку на загривок брата. Мне не было страшно или еще как-нибудь. Я снова сел, безразлично глядя на смуглую фигурку, взбирающуюся на скалу.
Рейек взобрался и поднял голову. И увидел нас – меня и Летящего.
Нельзя сказать, что лицо его стало дружелюбным, скорее, наоборот. Тем более, когда охотник увидел на мне магнетит – лицо его скривилось. Вероятно, он все еще помнил свой проигранный поединок. Состязание разумов.
- Здравствовать тебе, охотник, - безразлично произнес я. Рейек скривился.
- Бледнолицый дикарь! Что тебе надо здесь? Иди к своему народу, здесь я охочусь!
- Доброй охоты.
Я присел снова под скалу и потрепал по боку Летящего: «Ложись».
«Он враг», - отозвался мой волк, не меняя позы. Я усмехнулся.
«Нет».
Краем глаза я увидел, как вытянулось лицо Рейека, когда я без особого напряжения откинул голову назад к скале, обнажая горло.
- С ума сошел? – поинтересовался он, нерешительно касаясь ножа. – Я ведь сильнее… и твой зверь мне не помеха.
- Возможно, - отозвался я, засовывая руку в мешочек на поясе. – Хочешь пьяных ягод? Не бойся, не отравлены.
Охотник скривился, услышав слова «не бойся» и взял у меня горсть ягод.
- Что тебе вообще-то здесь надо? Разве ваше племя или наша деревня голодает?
- Нет. Я ищу упавшую звезду.
Рейек озадаченно нахмурился:
- Я не видел здесь ничего такого. Кроме того, сегодня ты вряд ли что-нибудь найдешь: скоро пойдет дождь.
Я перевел взгляд на небо. Оно было серо – синим от туч. Летящий недовольно заворчал.
«Он прав».
- Знаю, – я снова улыбнулся, ощущая безмятежность, какую редко испытывал когда-либо. Как ни странно, сейчас я не видел в Рейеке врага – скорее, собрата по несчастью. Он тоже был отвергнут любимым существом. – И что?
Волк фыркнул, не имея слов на мою глупость. Рейек был более многословен.
- Да к людям же! Ты просто не знаешь, что такое здешние дожди, дикарь! Я пережил пять дождей… и они не были мягкими и теплыми.
- Что, хуже звутов? – поинтересовался я, вспоминая искаженное лицо Следопыта после того, как он увидел то бешеное стадо. Собеседник чуть слышно рыкнул сквозь зубы – и я забыл сопротивляться от неожиданности, когда сильная рука вздернула меня за шиворот, заставляя подняться, и я услышал вещание смуглокожего: «Сейчас. Ты. Идешь. Со мной». Потом меня перекинули через плечо и понесли. Тепло его тела, смелость обращения, сильные руки – все эти ощущения были настолько неожиданными, что я замер. Голос Рейека при вещании оказался более мягким, чем на самом деле, более глубоким…
Занятый своими размышлениями, я не обратил внимания, куда меня несет смуглокожий. Поэтому очнулся только тогда, когда почувствовал, как по спине лупят ледяные капли.
- Отпусти меня! – в висячем положении всё, что я мог сделать – это попытаться пару раз пнуть охотника да побить кулаками по загорелой спине.
- Потерпи, ещё пара минут! – отозвался Рейек через плечо. Вздрагивая от прикосновений холодных капель, я плотнее прижался к нему, надеясь хоть немного согреться.
Через некоторое время дождь перестал лить на меня, стало тише и гораздо темнее. Меня наконец сняли со спины и поставили на ноги.
- Раздевайся! – буркнули мне, потом что-то затрещало, и слабый огонек обрисовал фигуру Рейека. Пришлось стягивать тунику. Штаны, впрочем, тоже были уже мокрые. – На вот, на плечи накинешь. И все сними, что вымокло.
Я подхватил теплое одеяло – судя по ощущению, из шкуры звута – и спросил осторожно:
- А ты?
- Тебе-то что… - буркнул охотник. Перед ним трещали дрова.
Я всё еще думал, снимать ли мокрые штаны, когда в спину дружелюбно фыркнули.
- Летящий? Ты здесь?
- Твой зверь пришел быстрее нас, - ухмыльнулся мой собеседник, - как только понял, куда я тебя несу. Почему он на меня не напал?
- Ты для меня не враг. – Я провел по шерсти волка ладонью, стряхивая несколько капель. – Я объяснял это ему.
- Объяснял? Каким образом?
Костер уже горел, над огнем висел котелок с водой, которую Рейек в процессе разговора набрал из ручейка у входа пещеры, а сам Солнечный эльф стягивал мокрую одежду.
- Я вещал ему, - отозвался я, закутываясь, наконец, в одеяло и садясь перед огнем. Было странно тепло и уютно, словно я оказался дома.
Мой нечаянный собеседник сел рядом, и я покосился на него: Рейек кутался в сухое одеяло, такое же, как то, что дал мне.
- Вещал? – с удивлением спросил он. Я кивнул. - Но разве дикие звери понимают вещание?
«Фррр!» - сердито отозвались из тьмы за спиной. Я встал и подошел к выходу, разглядывая сплошную водяную стену.
- Понимают. Почему ты сказал, что дождь – это опасно? – я уже шагнул к выходу, протягивая руку, когда услышал шум. Потом мою руку ухватили за запястье и дернули в сторону огня.
- С ума сошел? – зло вскрикнул охотник. – Тот небольшой душ, под который мы попали, был только началом. Этот дождь вколотит тебя в скалы по уши!
Я стоял молча, пока он злился, и смотрел на сжатые до белизны пальцы, вцепившиеся в мою руку, на смуглое тело, едва прикрытое одеялом…
- Рейек.
Кажется, мой тихий голос возымел действие: пальцы разжались, а голос его стал несколько спокойнее:
- Ну?
- Прикройся.
Он оглядел себя, хмыкнул, закутался в одеяло, оглядел меня, повернулся и ушел к огню, бросив через плечо:
- Сними мокрую одежду. Всю. Мне не улыбается ухаживать за тобой ещё неделю!
Пришлось подчиниться. Я снял штаны и повесил их к сохнущей у огня одежде – своей и Рейека. Закутался, уселся рядом, почти вплотную прижавшись к теплому боку, и спросил:
- Почему ты заботишься обо мне?
- Твой вождь однажды спас мне жизнь. Держи. – В ладони мне легла чашка с чем-то горячим.
- Чай? – я отхлебнул глоток. – Ой!
- Отвар. Из трав и тех ягод, что ты мне дал. Зато горячий. Пей.
Я прикрыл глаза и послушно сделал ещё глоток. Напиток действительно был горячим, бодрящим… и немного опьяняющим. Действие пьяных ягод. В отличие от Рейека, я знал, что пью.
- Ты, наверное, зря кинул туда пьяные ягоды.
- Они ядовитые? – усмехнулся он. Я смотрел на языки пламени.
- Нет. Но они туманят сознание и расслабляют язык.
- Это не опасно. Я всегда контролирую себя, и какие-то ягодки меня не расслабят!
Я вздохнул. Однажды я уже ошибся таким же образом…
Отвар я выпил в несколько глотков и отставил чашку.
- Ты возвращаешь ему долг, заботясь обо мне?
- Может, и так. – Рейек рассеяно провел ладонью по мокрым волосам. – Только не надейся, что ты здесь надолго: как только дождь кончится, ты отправишься обратно в деревню.
Я потянулся за чашкой. Снова наполнил её отваром. Глотнул.
- Отправлюсь. Только не в деревню. Ещё где-нибудь погуляю.
- Слушай, среброволосый, - негромко сказал Рейек, поворачивая ко мне лицо. – Что у тебя случилось?
- Ничего, наверное, – я поболтал напиток в чашке, снова глотнул. – Мы как-то пили такой напиток из пьяных ягод. На празднике. Когда победили Шипящего Ужаса. Всем племенем. Просто мы с Рубакой тогда были молоды… - я замолчал, понимая, что напиток начал действовать. Допил чашку и аккуратно поставил на камень рядом с собой. – Покажи место, где я мог бы переночевать, пожалуйста.
Охотник быстро допил свою чашку, накрыл огонь решеткой и встал.
- Пошли. Надеюсь, вместе мы уместимся на моей постели. Другой нет, - сказал он, перебивая возможные возражения. Я пожал плечами. На меня уже наваливалось равнодушие.
Постель Рейека была достаточно широкой, чтоб на ней разместились мы оба, но достаточно узкой, чтоб мы лежали, тесно прижавшись друг к другу, укрытые одеялами. Снаружи шел дождь.
- Так что там с этим напитком? – тихий голос Рейека защекотал ухо.
- Ничего, – устало отозвался я. – Просто мы выпили слишком много и решили, что любим друг друга. И наутро он извинился. Только и всего.
- Вы были вместе с ЭТИМ?
- Не любишь ты Рубаку, - я констатирую факт.
- Зато ты любишь его больше, чем надо, - охотник хмыкнул, касаясь пальцами моего плеча.
- Ты чего? – я дернулся, сглатывая. Прошлое подходило всё ближе.
Рейек повернулся, притянул меня к себе и накрыл мои губы своими. Почему–то это не было неожиданностью. Тем не менее, я вздрогнул.
«Успокойся. Я просто… - вещание Рейека замялось. – Я не знаю. Ты…».
«Я знаю», - отозвался я вещанием. И притянул его к себе, продолжая поцелуй, отгораживая нас от всего мира своим объятием.
«Ты…любишь…его?»
Я не стал отвечать на вопрос, перекатываясь и оказываясь сверху, касаясь губами его ключиц, груди, сосков…
Всё это было неважно: всё, что было до него и всё, что будет после, страсть, текущая по его венам и вливающаяся в мои…
Его рука коснулась моих висков, поглаживая, зарываясь в волосы, и наши губы снова прильнули друг к другу.
Безумие - обниматься и рычать, словно дикие звери, сплетаясь в страсти, лаская и кусая? Безумие - ощущать, как влечение сменяет боль, уходящую с каждым движением, слышать, как он шепчет что-то нежное – и знать, что отвечаешь тем же?
Безумие.
И это безумие длилось несколько часов подряд. Потом мы уснули…
А утром я проснулся в объятиях охотника, а снаружи пещеры всё так же лил дождь.
На душе было гадко, а вот вставать, откинув руку Рейека со своей груди, было странно легко, и я подумал, что по-настоящему ведь в том котелке пьяных ягод было не так уж и много…
Почему-то от осознания этого на душе стало ещё гаже. Я разыскал ручеёк, набрал оттуда в пригоршни воды и глотнул. Мысли становились кристально ясными. Дождь, похоже, успокаиваться не собирался. Значит, я буду вынужден здесь пробыть несколько дней?
Услышав шевеление за спиной, я выплеснул из кружки Рейека вчерашнее варево и наполнил её водой из источника, а потом понес в угол, где мы ночевали.
Рейек смотрел в потолок и молчал.
- Охотник, - губы мои прыгали и упорно не желали ничего выговаривать. – Воду будешь пить?
Он так же молча взял кружку. Сел. Глотнул.
«Что ты думаешь о вчерашнем?» - я вздрогнул, услышав вещание Рейека, ухватил одно из одеял и закутался в него.
- А что я могу думать… - вещать мне не хотелось. – Я не знаю, сколько нужно ягод, чтобы опьянеть тебе, но для меня это была чересчур маленькая доза.
«Значит, вчера всё было по правде?»
- Было. Разве ты ничего не помнишь?
«Помню. А ты помнишь, что мне шептал?»
- Не совсем, – я встал, собираясь идти к своей уже высохшей одежде, но сильная рука смуглокожего ухватила меня за руку выше локтя.
«Ты. Любишь. Рубаку?»
- Тебе-то что! – я рванулся, чувствуя, как краснеют уши.
«То».
Через секунду меня развернули, отшвырнули к стене и поцеловали, и я пожалел, что не одет.
«Тебе понравилось. И вчера, и сегодня. Почему ты пытаешься это скрыть?»
Я молчал.
- Дикарь. Бледнолицый дикарь, – зло сообщил Рейек, отпуская меня и одеваясь.
Я тоже оделся. Оглянулся – Летящего не было.
- А где…
- Твой зверь где-то гуляет.
- Значит, уже не опасно выходить?
- Уже нет, - охотник присел у очага, ломая ветки, взятые из запаса дров в углу. – Хочешь – убирайся прямо сейчас.
Я не сдвинулся с места. Что-то в его голосе подсказывало, что я зря промолчал некоторое время назад.
- Ну? Чего ждёшь? – ветка с сухим хрустом улетела в кучку углей. Рейек навис надо мной, вжимая в стену и зло дыша. – Если тебе так не понравилось, что ж не спешишь убраться к своему вождю?!
«Я не говорил, что мне не понравилось».
Вещание всегда предполагало определенную степень доверия. Сейчас я стоял, глядел в глаза Рейеку, не двигаясь, – и вещал.
«Что я шептал?»
- Глупости всякие, – охотник отошел обратно к очагу, но в голосе его уже не было злости. – Наверное, то же, что и я.
Я подошел ближе, усмехаясь.
- Рейек!
- Ну?
- Скажешь мне перед сном всё, что я шептал?
Охотник оборачивается, разглядывая меня. Усмехается в ответ.
- А ты не собираешься возвращаться к своим?
- Собираюсь, - отвечаю я, легко касаясь его теплого плеча. – Но не сегодня.
«Скажу».
- Ты безумен, среброволосый.
- Возможно. Но ты не прибавляешь мне разума.
«Я тоже повторю тебе твой шёпот».

@темы: Ссылки, Слеш (Slash), Романтика (Romance), Не отредактировано, Мини, Комиксы, Фанфики, Завершен, Другие авторы, R, POV - Point of view, OOC (Out Of Character), Hurt/comfort, ElfQuest

URL
   

Mondo fantastico

главная