09:51 

Работы на конкурс: цвет

Maestro delle fiabe
Ogni storia ha il suo fine
Работы принимаются с 03. 10. 2016 года по 09. 10. 2016 года. Просьба участников все оформлять согласно Правилам.

@темы: Важное, Конкурс

URL
Комментарии
2016-10-06 в 17:59 

Schwarze Luchs
- Название: Violet
- Автор: Schwarze Luchs
- Персонажи: Валерио Бассани, Вайлетт
- Жанр и Категории: Get, Angst.
- Рейтинг: PG- 13
- Количество символов:
5308


Она любила этот цвет. Лиловый, сиреневый, фиолетовый, лавандовый, цвет фуксии, индиго. Разных оттенков, иной раз лишь в мелочах и акцентах. Что было на ней надето, когда он увидел ее в первый раз? Платье или брючный костюм? Валерио совершенно точно помнил тот платок из тонкого шелка на ее шее. Нежно-сиреневого цвета. О чем был их первый разговор? Что вообще заставило подойти к незнакомке и заговорить первым? Память так неудачно стирает все ненужные детали, оставляя лишь яркие моменты, такие как этот платок на шее.
Ее звали Вайлетт. Да, этот цвет был даже в ее имени. Вайлетт… Вайлетт, Вайлетт, Вайлетт. Она вошла в его жизнь с такой с легкостью и изяществом, заняла в ней все место, как если бы всегда была в ней. Вот уже она уютно устроилась в его кресле, в одной лишь рубашке (да-да, она и среди его вещей нашла единственную, что была ее любимого цвета), поджав к себе колени. Фиалковые глаза смотрят с легким прищуром, наблюдая за тем, чем же занят хозяин дома, а тонкие пальчики время от времени отбрасывают со лба одну из озорных кудряшек. Так незаметно в ванной комнате появился гель для душа с конфетным запахом ирисов, иной раз слишком приторный, но… Валерио знал, что так пахнет ее белоснежная кожа, каждый раз, когда она выходит оттуда, в одном лишь полотенце, а влажные непослушные кудри рассыпаются по плечам. Ирисы, лаванда, фиалки – запахи фиолетового цвета. Вайлетт просто обустроилась в его холостяцкой квартире, как в своей собственной, наполняя ее какими-то приятными мелочами. Кружка с черно-сиреневым переплетение линий, из которой она пила свой любимый чай с лепестками фиалки. Украшение из аметиста, которое она будто бы случайно оставила на столике. Платок и зонтик, висящие в прихожей, множество вещей в гардеробе, самых разных оттенков фиолетового, расположившихся там, будто так и нужно. Никогда еще Валерио не обращал внимания на то, как много вокруг этого цвета, теперь же, за него постоянно цеплялся взгляд. Вывески магазинов, обложки журналов, цвет в интерьере. Теперь же фиолетовый прорастал в его квартире, заполнял его жизнь тем больше, чем сильнее он привязывался к ней. Вайлетт приручала его будто дикого кота, даря свое внимание и ласку. И… как же просто он поддался на все это, будто, и правда, давно хотел этого. Вайлетт усмиряла его непростой характер, каким-то спокойным теплом, тем фиолетовым сиянием, которым светились ее глаза.
Он любил ее. Да, настолько, насколько был способен. И понимал это каждый раз, когда они были вместе, когда касался ее губ, чувствуя на них вкус черники, осыпал поцелуями нежную кожу, такую светлую, что казалось можно легко разглядеть ниточки вен.
Они мечтали когда-нибудь купить себе дом во Франции. Уехать туда, где весной цвели бескрайние поля цвета лаванды. Мечтали, что это будет настоящая семья, какой никогда не было у Валерио. Мечтали… но мечтам не всегда суждено сбыться.
Он не хотел ехать на ту вечеринку, но Вайлетт настояла. Должно быть, стоило заметить, что хотела она туда поехать слишком сильно, и дольше чем обычно крутилась перед зеркалом, рассматривая со всех сторон как на ней сидит новое платье из атласа, глубокого фиолетового цвета. Валерио же только любовался ей, наблюдая за тем, как она приподнимает волосы, как просит завязать на шее свое любимое украшение – подвеску из аметиста, капельку в серебряной оправе и на тонкой ленте сиреневого цвета. Как же не хотелось убирать ладони с ее плеч, и дальше вдыхать аромат волос и, не идти никуда.
Она сказала, что отлучится лишь на несколько минут. И этих нескольких минут хватило, чтобы потерять ее в том клубе, а после и в своей жизни. Когда Валерио увидел их, его Вайлетт сидела на коленях у другого, в одной из vip-комнат, а прекрасное атласное платье с открытой спиной, яркой тряпкой лежало на ее бедрах. Она же прижималась все ближе, сладко выдыхая и шепча что-то на ухо. Валерио слишком хорошо запомнил все, что видел там, особенно тот ужас в ее фиалковых глазах, все еще затуманенных страстью, когда она заметила его. Почему Бассани не свернул ей шею в тот же вечер? Почему не убил того, в чьих объятиях она была, кому так жарко шептала признания в любви? Ромео Монтекки, этот избалованный мальчишка, для которого она была лишь одной из игрушек. Но этот смазливый мальчишка очаровал ее, Валерио до сих пор не мог понять чем именно. Просто сорвался и покинул клуб. Больше не отвечал на ее сообщения, не давая объяснится или что-то изменить. Уничтожая все в свой квартире, что напоминало о ней, а напоминало слишком многое. Фиолетовый… он был повсюду. Фиолетовый, лиловый, сиреневый, фиалковый. Цвет, который теперь он ненавидел всей душой. Тот цвет, что стал для него цветом любви, теперь же исказился в цвет отвращения. Как и само это паршивое чувство, которое Валерио вырвал из своего сердца будто сорняк, глубоко пустивший свои корни в его сердце, но который следовало безжалостно вырвать. Так будет лучше – не пускать больше это паршивое чувство в сердце. А еще лучше, вообще забыть, что оно у него есть. Сделать вид, что теперь уже все равно, что ему плевать на все и всех. Фиолетово… не так ли говорят иногда? Может и так, если не считать, что для Валерио этот цвет больше не мог быть цветом равнодушия. Только поражение и боль, затаившиеся глубоко в душе. И горечь, такая же мрачная и унылая, как самые темные из оттенков этого проклятого цвета.

2016-10-09 в 16:21 

Hyde Park
"Ебать, ты самодостаточный!" (с)
- Название: Желтое небо.
- Автор: Hyde Park.
- Персонажи: Патрик Картер.
- Жанр и Категории: Приквел, Angst.
- Рейтинг: G.
- Количество символов: 7000.


Такого неба Патрик не видел еще ни разу: тяжелое, низкое, плотное. Словно свинцовое покрывало нависло над выжженной землей. Тучи густые, грозовые, но из-за все же сочится свет… или вода, или масло – не понятно. Все кругом: и небо, и земля – все за какой-то час стало абсолютно желтым. Таким… больным, странным, нехорошим, и поначалу еще мутант думал, что это происходит лишь у него в голове. Он тер глаза, давил на них до пятен света в темноте, часто-часто моргал, но ничего не менялось: все вокруг по-прежнему было пропитано желтизной, не сулящей ничего хорошего.
В воздухе появился новый, странный запах. Это не чьи-то метки, это не вонь шмуннов, это не ветер принес откуда-то издалека. Так пахнет… тухлое? Что-то подгнившее, что-то разлагающееся, но будто не живое. Наверное. Сложно сказать, когда всю жизнь был ограничен в источниках какого-либо запаха, но Патрик знал, что в таком виде, в каком этот смрад витал в воздухе сейчас, он не встречал его ни лабораториях, ни на воле до сих пор, хотя уже довольно давно скитается здесь, в этой бесплодной страшной пустыне. И этот запах шел от неба… Как во время грозы, когда напитанный дождем, воздух густо пахнет озоном. Что это?
Патрик шел по чьей-то узкой тропе среди нагромождений бетона и стали, припорошенных сверху песком и пылью, переливающейся всеми цветами радуги. То опускался на четыре кости, то поднимался, вставал во весь свой человеческий рост, чтобы как следует оглядеться. Кругом ни души – вот, что еще очень странно. Ни зверей, ни птиц, ни даже насекомых. Патрик вдруг подумал, что именно так, должно быть, выглядели эти места сразу после того, как потухли последние пожарища войны. Ничего не осталось, только звенящая тишина в пустоте, сосущей воздух и самое пространство.
Что бы это ни было, но ему следовало поскорее уходить. Это подсказывал разум, об этом кричал инстинкт. Бежать от неизвестного, пугающего явления, бежать как можно скорее и как можно дальше, и он побежал. Сперва на двух, потом на четырех. Тропа оборвалась, мутант слетел на дно большой воронки, прыжками преодолел крутую насыпь, бороздя когтями колючую крошку, и кубарем свалился в новую воронку, глубже первой, так что выбраться из нее было труднее. Высунул язык, тяжело и надсадно дыша. Легкие ощутимо отяжелели и словно разбухли от того, что было в воздухе. Он бежал в общей сложности уже несколько часов, и тяжелый подъем отнял много сил. Патрик опустился на колени, сжимая в кулаках песок, вскинул голову и только сейчас, в вершины насыпи, увидел вдали большие развалины. Перекошенные трубы, какие-то дырявые цистерны, провода, черной паутиной свисавшие с краев раскуроченных бетонных блоков. Издали все это казалось игрушечным, но он знал, что вблизи эти цистерны будут размером с дом, а провода – толщиной с его руку. Продолжая вглядываться в унылый, жутковатый пейзаж разрухи, он увидел и другие воронки, а дальше – что-то похожее на маленькие озера, три штуки, правильной, круглой формы и расположенные удивительно симметрично. Подойти ближе? Узнать, что в них? Быть может, это желтое небо отражается в зеркале воды?
Любопытство взяло верх, но за время спуска, пока он добрался до ближайшего озера, странный запах в воздухе усилился, и небо будто стало ниже, так что Патрик успел пожалеть о своем решении. Странный, явно искусственный водоем был окружен полосой ржавчины – рыжей с краснотой. Полоса на уровень ниже представляла собой кроваво-красные каменистые отложения. Затем узкая линия черноты, потом какие-то вкрапления белого, и снова режущая глаза желтизна масленой пленки по края водоема. В середине вода была почти прозрачной, и в ее глубине виднелись вне всяких сомнений скругленные стены шахты какой-то пусковой установки. Там были остатки лестниц и дверные проемы, там не было рыб или водорослей, и в самой воде имелось что-то странное, похожее на те завихрения, что Патрик видел в большой бутыли на столе в смотровой под этикеткой «Спирт медицинский». Мороз по коже, хотя жара невыносимая, тяжело стоять на горячей земле босыми, местами стертыми до крови ногами в мозолях.
Он не подходил близко, остался на приличном и, по его мнению, безопасном расстоянии и мог бы даже полюбоваться той мозаикой цветов, что окружала затопленную пусковую шахту, но удушающий смрад не позволил. Патрик сморщил нос и закашлялся, при очередном шаге отступив назад, словно в воздухе здесь был невидимый барьер. Уже не покидало ощущение, что он зашел слишком далеко на какую-то запретную территорию, и вот-вот что-то должно произойти из-за его вторжения. Какая-то реакция самого этого места, навевающего мысли о далекой катастрофе прошлого. Сухая земля в проплешинах и рытвинах, крошка стекла, куски покореженного и изъеденного временем железа. Давящая больная желтизна земли и неба, мертвый запах, нехороший ветер, а тут еще и вдалеке послышались раскаты грома – все сложилось в одно пугающее, неведомое нечто.
Мутант вздрогнул, очнулся, хотя уже пару минут стоял и как зачарованный смотрел на руины. В голове родилась странная ассоциация с коростой на теле земли, образовавшейся после того, как вскрылся и зажил гнойник. Когда его чуткого слуха достигли первые отзвуки надвигающейся грозы, он снова вспомнил: надо уходить. Вот только куда?
Ни тропы, ни дороги нигде по-прежнему не было. Внутренний компас давно уже давал сбои. Тучи тем временем продолжали стремительно разбухать и провисать все ниже, слово наливались не водой, а ртутью. Возвращаться назад было слишком долго и тяжело, и только лишь по этой причине Патрик не без колебаний двинулся вперед, туда, к больным развалинам. По-прежнему ни души кругом, ни намека на присутствие другого живого существа. Когда мутант добрался до раскуроченных, вздыбленных рельсов, громыхало уже совсем рядом. Ветер взвивал в густой рябящий воздух пыль и мусор и гнал Патрика в спину, обсыпая колючей дробью всякой дряни, поднятой с земли. Первые капли упали на сухую землю. Начавшийся дождь тяжело и гулко забарабанил по металлу, по камням, по лужам красного, желтого и ядовито-голубого тут и там. Попало и на спину, и на лицо мутанта, и капли этого дождя обжигали так, что Патрик завизжал от неожиданности. Он, спотыкаясь, добежал до пролома в сплошной стене высотой в три человеческих роста, протиснулся между поваленной колонной, обвитой мятыми трубами, едва не напарываясь на торчащие из нее заржавленные штыри. И стоило ему только пересечь острую границу желтого света и серой, пыльной тени, как с неба стеной хлынула вода.
За холодным жгучим водопадом мир сливался в одно сплошное желтое пятно, глаза сильно болели, все тело горело и чесалось – Патрик не знал, что такого было в этом дожде, ведь он и раньше попадал под ливень, но тогда все было в порядке. От странного запаха свербело в носу, он очень устал и был голоден, не знал, где находится и как долго ему придется здесь оставаться, и никого не было рядом, чтобы объяснить ему, в чем дело. Он был совсем один, запертый в тени старых развалин и отделенный от большого, страшного, больного мира мутной завесой кислотного дождя.

2016-10-09 в 18:13 

Иллюстратор
- Название: Аладжа (1)
- Автор: Иллюстратор
- Персонажи: Валентин дела Скала
- Жанр и Категории: Джен.
- Рейтинг: G
- Количество символов: 5290


Чёрный как уголь арабский скакун Валентина не был ему покорным. Отчасти из-за присущего горячекровным лошадям темперамента, отчасти от того, что сам Валентин в силу возраста или определённого склада ума и духа никак не мог завоевать доверия собственной лошади. Дядя приобрел для него этого жеребца уже почти год назад, но отношения между хозяином и питомцем – если можно было так называть эту странную пару – все не складывались. Жеребцу было семь лет - самый расцвет конских сил, и, похоже, он прекрасно понимал, что был старше, сильнее и опытнее своего ещё довольно юного всадника.
- Тихо... Ну, тихо, мальчик.
Ещё на подходе Валентина к загону, где все утро гулял жеребец, тот стал яростно мотать головой и рыть землю копытом. Подойти к себе просто так он не давал никому, только конюшие с ним и справлялись. Валентин об этом прекрасно знал, и сколько он ни ездил на этой лошади, всегда видел коня уже оседланным, и пока юный господин садился в седло, жеребца крепко держали. То же самое происходило и по окончанию прогулок, а потом коня сразу уводили в конюшню. И дело тут было вовсе не в том, что господа не должны сделать и чистить своих лошадей, когда на то есть опытные слуги, но в том, что однажды состоявшаяся встреча этого жеребца и Валентина не закончилась для последнего ничем хорошим. Но это было уже год назад, и теперь Валентин был полон решимости наконец-то найти общий язык со своим конем.
- Тихо, ну что ты?
Жеребец слегка пригнул голову и вытянул шею, прижимая уши. Заходить за ограждение Валентин, уже подошедший вплотную, пока не решался. Почти у самом горла на шее коня была завязана красная плетеная аладжа. Предыдущий хозяин продал скакуна вместе с ней, с этим оберегом «на удачу», но чем больше Валентин знал жеребца, тем сильнее ему казалась, что эта аладжа – словно бы корона голове какого-нибудь правителя-тирана. Атрибут абсолютной власти и черта, подчеркивающая ярость и непреклонный характер ее владельца.
Идея заняться лошадью пришла в голову Валентину уже давно, но прочно укоренилась только во время последней охоты. Горячий конь все время норовил сорваться в карьер, и когда ему это удавалось, неизменно кому-то мешал. Невзирая на всадника, араб пытался покрыть всех окрестных кобыл и побить каждого жеребца, даже случайно оказавшегося у него на пути. В общем, вел себя прескверно, и кроме того, что нанес себе и Валентину некоторые травмы, ещё и слишком часто являлся причиной излишнего внимания к младшему племяннику подесты, причём сопровождающегося укоризненными взглядами. Будто это он виноват! Хотя, может, и действительно он. В конце концов никто кроме Валентина не заставит его коня слушаться собственного хозяина. Юноша глубоко вздохнул, набираясь смелости, и решительно открыл загон.

Укушенное ухо стало пунцово красным, пульсировало и горело. На плече тяжелел синяк, было больно ступить на правую ногу. Араб стоял на развязке в конюшне и беспрерывно топтался на месте, а Валентин как мог затягивал на нем подпругу. Не хватало сил, да к тому же болели пальцы от того, с какой силой Валентин стискивал веревку, когда заводил с трудом пойманного коня под крышу.
- Ну ты... ну ты! Тихо!
Ремешок выскользнул из взмокших рук Валентина, и тот, разозлившись, сильно шлепнул коня по груди. Алажда звякнула маленькими колокольчиками на пушистых кисточках, жеребец вздрогнул и шарахнулся в сторону. На мгновение это принесло Валентину удовлетворение - все-таки это норовистое животное хотя бы немного боится его. Но потом коня стало как-то жалко, на плечи снова навалилась неуверенность, и в груди заклокотала обида: все-то валится у него из рук, ничего он не может сам сделать. И тем больше нарастало это чувство, чем чаще Валентин подумывал о том, чтобы все-таки позвать кого-нибудь на помощь. Но всякий раз упрямо гнал от себя эту мысль: во-первых он пришел сюда для того чтобы наконец-то научиться справляться с жеребцом самостоятельно, а во-вторых - отчего-то опасался гнева дяди, ведь племянник подесты никому не сказал, куда уходит, а встреча один на один с этим полудиким конем - предприятие все-таки опасное.
И тем не менее некоторое время спустя Валентин наконец-то был доволен результатами своих мучений. Повод лежал у коня на шее, где ему и положено, а не болтался под копытами, как прежде; седло не сползало на бок при попытке Валентина слегка повиснуть на стремени. Жеребец все еще нервно переступал с ноги на ногу. Казалось, наконец-то осознал, что его ждет возможность как следует размять ноги, и теперь только и ждал, когда же его наконец отвяжут, чтобы пуститься вскачь.
Валентин забрался в седло, и под его весом жеребец вроде как успокоился. Выждав несколько мгновений, племянник подесты наклонился вперед и осторожно потянул за веревку, отвязывая ее от уздечки. Развязка упала, и как только жеребец почувствовал, что его больше ничто не держит, он тут же сорвался с места в карьер. Вернее - попытался, потому как Валентин, вполне ожидая этого, тут же дернул за поводья, заставив коня раскрыть рот и замотать головой.
- Больно? А то, я знаю. Но и мне тоже больно, так что терпи вот. Раз не хочешь по-хорошему... Сто-ой, стой. Стой!
Жеребец взбрыкнул и окрысился, но остановился.
- Вот так, молодец. Теперь... вперед. Потихоньку!
Конь вышел из конюшни сбивчивой рысью, то и дело стараясь вырвать поводья из рук Валентина.

2016-10-09 в 20:16 

Maestro delle fiabe
Ogni storia ha il suo fine
Прием работ завершен.

URL
   

Mondo fantastico

главная