09:53 

Работы на конкурс: звук

Maestro delle fiabe
Ogni storia ha il suo fine
Работы принимаются с 03. 10. 2016 года по 09. 10. 2016 года. Просьба участников все оформлять согласно Правилам.

@темы: Важное, Конкурс

URL
Комментарии
2016-10-09 в 16:26 

Hyde Park
"Ебать, ты самодостаточный!" (с)
- Название: Сирена.
- Автор: Hyde Park.
- Персонажи: Патрик Картер.
- Жанр и Категории: Приквел, Angst.
- Рейтинг: G.
- Количество символов: 6150.


Оглушительный рев волнами катился по коридору:
- ТРЕВОГА. ТРЕВОГА. ПРОРЫВ В СЕКТОРЕ «Б». ГРУППЕ ЗАХВАТА ЯВИТЬСЯ НЕМЕДЛЕННО. ТРЕВОГА. ТРЕВОГА…
Громко надрывалась сирена, лампы над выходами в обоих концах коридора мигали угрожающим красным светом. Патрик почти оглох от пронзительного воя, которым заливались двое других мутантов, еще запертых в вольерах. Казалось, что еще немного, и барабанные перепонки его не выдержат. Уши горели и чесались глубоко внутри, теперь в них гудела еще и кровь; чудилось, что она уже течет наружу, но нет. Патрик мотал головой и метался из стороны в сторону, закрывая уши руками и царапая голову и шею. Потом кидался на пол, потом на стены, обдирая когтями штукатурку и выцарапывая в бетоне глубокие борозды. Зверь в нем выл и корчился, стараясь вырваться наружу, угрожая задавить то немногое, что все-таки было в Патрика от человека. В нем билась ярость, похоть и голод, но все это переливалось в страх из-за вибраций звука, от которых дрожали лампы.
Клетка его вольера со скрежетом ездила туда-сюда, но не могла закрыться – в проеме поперек полозьев лежал навзничь мистер Картер. Маска-респиратор валялась в стороне: Патрик содрал ее, чтобы заглянуть в лицо своему тюремщику в первый и последний раз. Чтобы увидеть в его широко распахнутых глазах неподдельный ужас, смешанный с болезненным, неадекватным восторгом; чтобы увидеть на его губах, из уголков которых стекала струйками темная кровь, ненормальную тупую улыбку; чтобы лучше слышать, как он вопит, когда острые крепкие когти раздирают его рыхлое бледное слабое тело. Он был таким деловым и властным по ту сторону клетки и с этой проклятой кнопкой в руках. Патрика вечно что-то от него отделяло: то стекло, то железный щит, то решетка; то у мутанта на лице бы намордник, то руки и ноги его были стянуты проклятыми ремнями или скобами. Без всех этих помех, в опасной, пугающей, но такой желанной близости человек в халате оказался жалким и никчемным. Просто кусок мяса, просто… еда.
- ТРЕВОГА. ТРЕВОГА. ПРОРЫВ В СЕКТОРЕ «Б»… - высокий холодный голос продолжал громыхать в коридоре, сирена верещала безостановочно, бьющий по глазам красный свет продолжал неистово мигать. Патрик стремглав кинулся к ближайшему выходу, чтобы с разбегу вскарабкаться на стену по-звериному и сорвать, как он думал, устройство, из которого исходит шум. Но пластиковая коробочка перестала мигать и повисла на одном только уцелевшем проводе, а громогласный вой продолжался. На лестнице за дверью стал различим тяжелый приближающийся топот.
С новой силой раздались хриплые, рычащие голоса – это за решетками двух других вольеров от воя сирены сходили с ума и драли на себе шерсть его собратья. Они кричали и кидались на стены, один ненароком задел железный прут и отпрянул с визгом – его ударило током.
Что же делать, что теперь делать? Мысли рассыпались и глохли, сознание меркло, бурлили инстинкты, но Патрику удалось совладать с собой и просунуть отобранную у Картера ключ-карту в прорезь электронного замка. Обитатель еще одной одиночной камеры вылетел из раскрытой двери словно пуля, кинулся на стену, рыча и смеясь, хотя смех его больше походил на лай. Патрик опрометью на четырех лапах кинулся к последней двери, чтобы и там вставить ключ в замок, но дверь в противоположном от него конце коридора отъехала в сторону, и только фантом спас мутанта от пули в лицо. Второй ловко поднялся выше по стене и тоже растаял.
- ТРЕВОГА. ТРЕВОГА…
Сердце билось в самой глотке, уши горели, полупрозрачное, недосягаемое для выстрелов тело сотрясалось от вибрации сирены, но становилось все плотнее с каждой секундой.
- ПРОРЫВ В СЕКТОРЕ…
Соленый привкус человеческой крови во рту, алый пульс застывшей перед глазами картины, три стремительно приближающиеся черные фигуры, от которых так сильно пахнет, и он нюхает, нюхает, нюхает, морща нос и скаля окровавленные клыки. Кто бы из них знал, что прикосновение фантома парализует.
- ТРЕВОГА. ТРЕВОГА. ТРЕ-во-га…
Шальная пуля нестройной очереди угодила в расположенный на потолке динамик, когда охранник упал на спину под весом накинувшегося на него мутанта. Новая волна запаха ударила в нос, уши по-прежнему болели и чесались, и оба полузверя мотали головами и пытались почесать их задними лапами-ногами, то и дело отрываясь от еды. Кровь из разорванной артерии брызгала, выливаясь сильными толчками и превращая разодранную рану в миску, из которой удобно лакать.
- Тре-во-га… - сирена густым сворачивающимся эхом прогудела и замолкла.
Мутанты грызлись и дрались, кидались друг на друга, оскальзываясь в луже крови под растерзанными трупами. Тяжело и не нужно было сдерживаться, когда чуешь под боком запах другого самца, когда видишь, как он рвет и загребает лапами твою добычу, злобно зыркая по сторонам алчными желтыми глазами. Звериными глазами. Красный туман в голове, боль в лапе, которую все-таки задел выстрел, и какое-то дикое, давящее изнутри до боли в ребрах… торжество.
Неделю тому назад, когда Патрика приволокли из смотровой (мутант не мог нормально двигаться после третьего удара током за вечер), он шепотом пересказал своим собратьям все, что услышал. Куратор не мог разобрать среди его скулежа и тявканья нормальных слов, да и не пытался: все еще был под впечатлением от нападения и стремительно терял интерес к непокорному и опасному элементу за решеткой. Все нужные анализы он сделал, осталось только оформить отчет, и прости-прощай.
Они знали, что со дня на день придут люди в форме и либо прикончат их на месте, либо уведут куда-то и там все равно убьют. У людей есть оружие – мутанты и это знали, и оружие это будет пострашнее клыков и когтей, но раз уж им все равно суждено умереть, то почему бы не повеселиться напоследок? Показать этим ученым, что они натворили, каких уродов, выродков сделали в своей лаборатории, а потом еще шестнадцать лет мучили здесь, в этих клетках, в этих залах, в этих кабинетах, пропахших ядом и гудящих из-за обилия проводов.
Снова топот на лестнице, снова мутанты кинулись на стены у двери, чтобы застать новых пришельцев врасплох, но ошейники впились в кожу, и оба тут же повалились на пол в корчах, царапая себя и пол, залитый кровью – вместе с охраной прибыл один из кураторов. Гул в ушах, отдаленный звук сирены в блоке «А».

2016-10-09 в 18:15 

Иллюстратор
- Название: Аладжа (3)
- Автор: Иллюстратор
- Персонажи: Валентин дела Скала, Алессио Бьянки, Францеско и Марко Скаротти, Пьетро.
- Жанр и Категории: Джен.
- Рейтинг: G
- Количество символов: 4952


Ритмичный стук кузнечного молота путники услышали задолго до того, как кузница показалась в поле зрения. Маленький деревянный сруб, конюшня с соломенной крышей и каменная пристройка под широким навесом. Валентин и сам не знал, чего увязался за случайно встреченным знакомцем, однако шел вместе с ним в полной уверенности, что это ему туда надо, и с Алессио им просто по пути. Впрочем, не все ли равно, куда ехать, если и цели-то как таковой нет? К тому же Алессио, очевидно, знал подход к арабу, и если что – смог бы помочь.
Дойдя до двора, они спешились. Алессио поставил своих лошадей на коновязь, а Валентину посоветовал увести жеребца под крышу, чтобы разыгравшееся летнее солнце ненароком не напекло его непроницаемо черную голову.
Под навесом с другой стороны широко и шумно раздувался большой кузнечный мех, и огонь в горне стоял розовый. Динь-динь, динь-динь – стучал маленький молоток, выбивая желтые искры из белого куска железа, зажатого в длинных черных щипцах. А щипцы эти, равно как и полированную рукоять молотка, держали крепкие руки в грубых рукавицах из бычьей шкуры.
- Марко!
Мужчина поднял раскрасневшееся от жара молодое ясное лицо и расплылся в широкой улыбке.
- Алессио, - довольно протянул он, откладывая работу и, сбрасывая рукавицы, широкими шагами пересек комнату, чтобы заключить Бьянки в крепкие черные от сажи объятия. От порывистых движений тугая русая коса кузнеца звучно шлепнула его по спине. – Как я рад тебя видеть. Когда ты в последний раз заходил? Месяц назад?
- Около того, пожалуй. А где ж отец?
- Да в город уехал, там…
Давние друзья разговорились. Валентин отступил к каменной опоре, чтобы никому не мешать и ничего не задеть, и стал с любопытством оглядываться по сторонам. Кузница была полна неизвестных племяннику подесты вещей и механизмов. О некоторых он слышал, некоторые уже видел, но о значении отдельных оставалось только догадываться. Пока он осматривался, а мужчины разговаривали, Валентин вдруг снова услышал: динь-динь, динь-динь. Повернув голову в сторону звука, племянник подесты увидел перед наковальней молодого юношу, уверенно продолжавшего работу, которую кузнец оставил только минуту назад. В двух шагах от наковальни стояли два полных ведра, и вода в них еще плескалась, а мокрые капли составляли от них дорожку до самой травы за навесом.
- Это Пьетро, - представил кузнец, тоже обратив внимание на пришедшего, и в голосе его звучала гордость.
- Францеско решил взять еще одного подмастерье? – улыбнулся Алессио.
- Это мой.
- Ха, вот теперь-то ты настоящий мастер!..
Валентин улыбнулся тоже, но к разговору мужчин больше не прислушивался. Он смотрел на Пьетро – юношу его же возраста и его же телосложения. Светлые волосы тоже были заплетены в косу, правда совсем короткую. На нем был кожаный жилет и огромные бычьи рукавицы, а руки – вроде бы такие же ровные, как у Валентина, отложив молоток, почти с легкостью подняли молот, и с грохотом опустили его на наковальню. Дан! – динь-динь – дан! – динь-динь – дан!
Валентин ни за что не поднял бы такую махину или по крайней мере не сумел бы ею орудовать. Делла Скала вздохнул, глядя на кузнеца зачаровано. В нос сильнее ударили запахи, окружавшие его: огонь и железо, без конца спорящие друг с другом; кожа, протертая и прокопченная инструментами и дыханием горна; пот, который струился по лбу Пьетро и искрился на висках Марко; жженая солома и…Валентину вспомнился запах гнили из-под копыт серой лошади, но раньше, чем он напомнил Алессио о цели его визита, тот уже рассказал о беде своему другу.
- Ну пойдем посмотрим, что у нее с ногами, - кивнул Марко, снимая запачканный сажей фартук. - Пьетро, начни подкову.
Парень вскинул голову и кивнул, а Валентин прошмыгнул мимо него за Алессио и кузнецом.
Копыта серой лошади оставляли желать лучшего. Как выяснилось, принадлежала она не совсем Алессио, а была скорее бесхозной, и хромала уже давно. Кузнец обещался помочь, но предостерег, что толка, возможно, не будет, и, наверное, дешевле будет просто пустить клячу на мясо – цены в ней особенной не было.
- Да сколько там мяса-то… - проговорил Алессио задумчиво и хмуро.
Но ничего решить они не успели. Гремящая по дороге повозка остановилась ровно против ворот в кузницу, и оттуда, громогласно клича Марко по имени, выпрыгнул Францеско – его седобородый отец. Живой и сильный, хотя давно уже не молодой, с таким же ясным лицом и такой же широкой улыбкой, как и у сына.
Все кроме Валентина здесь, очевидно, были знакомы между собой, и он в очередной раз предпочел остаться в стороне. Племянник подесты подошел к серой лошади и ласково погладил ее по длинной худой морде. Кобыла вызывала в нем какую-то необъяснимую симпатию. Больная и лохматая, которую конечно нельзя было ни поседлать, ни запрячь, в данный момент она нравилась Валентину больше, чем даже собственный здоровый статный жеребец. Сейчас из дверей конюшни был виден лишь его зад и короткий хвост, которым он отмахивался от гнуса.
Было слышно, как Пьетро, раскалив заготовку, снова застучал молотком.

2016-10-09 в 19:37 

Schwarze Luchs
- Название: Aerials*
- Автор:Schwarze Luchs
- Персонажи: Валерио Бассани, упоминаются Вайлетт и Ромео Монтекки.
- Жанр и Категории: Angst, song fic
- Рейтинг: PG-13.
- Количество символов:
6296


Aerials, in the sky
When you lose small mind
You free your life

Это было похоже на нарастающий грохот. Как если бы что-то очень тяжелое, например, ящик с камнями, столкнули со ступенек и эта громадина, ударяясь о каждую из них, громыхая всем своим содержимым, рухнуло вниз. И снова тишина и стук капель за окном. Комнату на миг озарила вспышка дальнего зарева и она погрузилась в привычный полумрак.
- Что случилось, мой хороший? – малыш не спал. Он сидел, закутавшись в одеяло и недовольно смотрел в окно. Мать села рядом с ним и обняв, поцеловала в темную макушку. – Испугался грозы?
- Мм… - мальчик недовольно помотал головой. Ему не нравилось, когда мать позволяла себе такие нежности. Он уже большой для этого, так и отец всегда говорит, так что прочь эти глупости. – Не испугался. Этот противный громкий звук меня разбудил. Что это такое? Где-то что-то взорвали? – женщина только тихо рассмеялась и покачала головой.
- Это гром, милый. Во время грозы бывает такой звук. И еще сверкают молнии, - сын чуть нахмурил темные брови, внимательно слушая мать, но не до конца понимая, о чем она говорит. Ему бы больше было понятно объяснение, что взорвалось какое-то здание. Тогда ясно и откуда грохот и почему была вспышка света. А так, гроза…
- Оно еще будет греметь? – недовольно проговорил он, когда оказался вновь уложенным в кровать и укрыт одеялом. Не нравились ему такие непонятные громкие звуки, особенно, когда за день успел набегаться, но только удалось уснуть, как тут этот, как мать назвала его «гром».
- Пока не закончится гроза… - когда женщина тянется, чтобы поцеловать ребенка, тот чуть морщит носик и уворачивается от этой ласки, а после еще и натягивает одеяло до самых глаз.
- Ненавижу грозу, - прозвучало из-под одеяла. – Гадкий звук.


Life is a waterfall
We drink from the river
Then we turn around and put up our walls

- Черт бы пробрал эту проклятую погоду! – и угораздило же, возвращаясь домой, попасть под самый ливень. Дворники работали без устали, но новые потоки воды с неба только сильнее закрывали обзор. Валерио приглушенно зарычал. Видимости – ноль. Как тут не въехать в кого-нибудь или во что-нибудь, когда на метр вперед только стена воды? Должно быть, точно такое же впечатление, когда машина едет в мойке. Отовсюду льет, в лобовое стекло и боковые что-то стучит, еще и гремит все.
Открыв окно, и уже собираясь выглянуть, Тибальт резко отпрянул. Дождь хлестал с такой силой, что в лицо ему тут же полетели брызги.
- Твою мать… - не нравилось ему, когда на него капает водой. Да и не только водой. Валерио, в принципе, не нравилось быть мокрым. Даже в душе он старался не задерживаться дольше, чем этого требовалось. Пару раз ему намекнули, что это очень кошачья привычка, но как всегда он отказался соглашаться с этой ерундой. Сколько можно его с кошками сравнивать? Причем здесь вообще кошки?! Будто только кошкам не нравится быть мокрыми. Идиотизм.
Из машины, все же, пришлось выйти. Нужно же выяснить, куда сворачивать на этом перекрестке. Сильнее кутаясь в плащ, крепко сжимая ручку зонта, Валерио как только не вертел его в руке. Но смысл? В добавок к ливню еще и дул ветер, и косые струи дождя уже благополучно намочили не только брюки, почти до колена, но еще и плеснули в лицо, когда Бассани неудачно повернулся.
- Да что б тебя! –в ответ ему прозвучало только грохотание грома. Сложилось впечатление, что погода издевается над ним, насмехаясь таким вот своеобразным образом. Хотелось выругаться в ответ, а еще лучше настучать обидчику по лицу, вот только, что за незадача, проблематично это сделать, когда твой обидчик это стихийное бедствие. Может кто-то сказал бы, что бедствием это пока назвать рано, но Тибальт так не думал. Для него это было неприятностью здесь и сейчас.
- Ненавижу грозу, - стряхнув зонт, прежде чем снова сесть в машину, Валерио не только попал снова под струи воды, но еще и случайно плеснул себе на ноги с зонта. Куда дальше ехать, он выяснить успел, но настроение было испорчено напрочь.

Swimming through the void
We hear the word
We lost ourselves but we find it all...

Жители ночной Вероны, на свое счастье, почти не попадались в ту ночь на улице. Валерио сильнее вжимал педаль газа, несясь по прямой, и, казалось, не замечая ничего вокруг. Как если бы хотел на всей скорости въехать в столб, в забор, да хоть в один из домой, пробивая стену. Ему было плевать. Он был словно оглушен и ослеплен. Не слышал даже рева мотора, а перед глазами была только одна картина. Его милая Вайлетт в объятиях этого паршивца Ромео Монтекки. Это была не просто измена, это был удар в самое сердце. Из всех проходимцев Вероны она выбрала самое худшего. Бассани был наслышан про него – меняет подружек как перчатки. Обольщает их симпатичной мордашкой и своими сладкими речами, а после бросает, наигравшись. Сколько их, будто мотыльков, летело на это пламя. Сколько из них обожгли крылья. Пусть сегодня Вайлетт в его объятиях, но и этому прелестному мотыльку с сиреневыми крыльями, грозит та же участь.
"Дурочка… какая же ты дурочка…" - так странно, но он все еще думал о ней не только с ненавистью. Скорее… это была горечь от того, что их сказка закончилась таким безобразным концом. А может Валерио и не значил для нее ничего? Может, все это было лишь игрой?
Машина неслась все быстрее. Вот уже высотки сменились домами из пригорода. Слишком много тягостных мыслей, слишком пылает в груди, чтобы заметить, как по стеклу застучали первые капли. Быстрее и чаще, пока дождь полностью не вступил в свои права. Гром, вспышки молний, капли барабанящие по стеклу. Так странно, все это было невероятно подходящим аккомпанементом к тому, что сейчас творилось в душе Валерио. Буйство стихии все набирающее обороты. Как в любимой музыке с безумными гитарными ритмами, увлекающими за собой, заполняющими сознание. Новая вспышка молнии и Бассани тормозит машину возле обочины, открывает дверь и выходит, встречаясь со стихией лицом к лицу. Поднимает лицо к нему, позволяя каплям ударять по коже. О, если бы можно было сильнее, так же бить со всего размаху. Удар грома заглушает крик наполненный болью и отчаянием. Здесь и сейчас, Валерио Бассани не мог ненавидеть грозу как раньше. Он сливался с ней в одно целое. Гроза была в его душе, в его сердце. Как если бы природа каждый раз так выражала ненависть ко всему миру. И здесь он был с ней заодно.

* в тексте звучит припев из песни System Of A Down – Aerials

2016-10-09 в 20:15 

Maestro delle fiabe
Ogni storia ha il suo fine
Прием работ завершен.

URL
   

Mondo fantastico

главная