Габриэль Джей Раммштайнер
Мы всего лишь цепные псы, не имеющие право на свободу. (с) Gabriel - Ну, каково, когда тебя имеют в твою аристократическую задницу? (с) Вольф "Он мило стал хлопать ресничками, а-ля «я сама невинность и в рот не ебу, кто вспорол тому ублюдку брюхо"


- Название: О безумии
- Автор: Габриэль Джей Раммштайнер
- Бета: -
- Фэндом: нет.
- Жанр и Категории: Gen.
- Персонажи и Пейринги: нет.
- Рейтинг: PG-13
- Дисклеймер: нет.
- Предупреждение: нет.
- Размещение: только с разрешения.
- Содержание: кто из нам безумен? И безумен ли вовсе?
- Примечание автора (если есть): написано давно под впечатлением сильных эмоций.
- Статус: завершен.
- Размер: 2 страницы.
- Так же размещен здесь, здесь, здесь и здесь.


Безумен ли я?
Бросая взгляды на тебя, мечтаю только лишь о том, чтобы твою кровь увидеть на руках своих.
Безумен без сомнений. В те редкие часы всех наших встреч, мое воображение рисует то, как я не раз распну тебя на том столе, что вряд ли выдержит подобных надругательств. Но разве это должно нас волновать? О нет.
Волненье вызывает страх в твоих глазах и дрожь, пронзающую прекрасное тело. Моя или твоя? Кто из нас дрожит или трепещет в предвкушении?
Безумен ли… к чему сомнения, когда в моем воображении ты корчишься от боли и агонии, погружаешься в пучину страха и отчаяния? Но чем больше мук, тем слаще пытки для меня.
Когда я закрываю глаза, то сердце замедляет бег, словно боясь спугнуть тебя, как дивную птицу, что иной раз и во век не сыщешь. О, мой яд… ты разъедаешь меня изнутри, выворачивая всю мою сущность наружу. Мой наркотик. Моя безумная потребность.

Безумен ли я?
Глядя на тебя при свете свеч, мне хочется вгрызться белоснежными клыками в твою изящную шеи и рвать… рвать без остановки, пытать тебя, мучить, заставлять страдать… о, блаженства миг! Продлись еще мгновенье или вечность!
Глядя на тебя, я мечтаю о том, как из твоих чуть приоткрытых губ будет сочиться кровь, как твой последний хрип сорвется и утонет в клокотанье в глотке.

Безумен?
Если бы ты только знал о том, какой я на самом деле, то давно б уже сбежал. Срывая оковы привязанностей, сдирая кожу, сбрасывая все прежние метки, которые давно забыты, но не стерты, не истреблены. Но смог ли б ты тогда спастись? Не то ли это безумие, что передается через кровь? Не то ли, которым заражаешься, вдыхая единый для нас воздух?
Как я мечтал распнуть тебя у той же стенки, что ты некогда подпирал своей спиной. И наблюдать за искажающимися некогда прекрасными чертами лица. И наслаждаться… наслаждаться твоей бесконечной болью. Что может быть слаще?

Но нет. Отринуть все, забыть о тайных страстях, отринуть собственные желанья. Отринуть самого себя. Мы все актеры, под маской прячущие лица. Тебе не стоит знать об этой мерзкой моей стороне. Не нужно смотреть на мир через призму мук, которые бы я с особой нежной извращенностью б дарил тебе. Давай продолжим нашу прекрасную игру, танцы на краю пропасти? Давай забудем все то, что было прежде? Все пустое. Отринь со мною прошлое. Отринь себя. Отринь меня.
Безумен ли я, когда предлагаю тебе стать одной из тех безвольных кукол, что окружают нас везде и каждый день? Позволь мне предугадать твои движения, ловко дергая за нитки. Позволь одной из них стянуть твою изящную шею, лишить последних капель кислорода… позволь полюбоваться на то, как жизнь покинет это бренное тело… ах нет, нельзя. Ты же редкая вещица. Возможно ли расстаться с энным раритетом столь скоро? Дай мне насладиться властью над тобой…

Мне страшно смотреть на то, как ты уходишь один прочь. А если кто-то прервет мою игру? А если кто-то посмеет сломать тебя, наплевав на неприкосновенность? Что же мне тогда делать? Наказать виновного? Ввергнуть в пучины ада? Заставить раз за разом умирать подо мною? Скажи, мой ангел, что мне тогда делать? Позволить большему безумию поглотить мой разум?

Безумен ли я?
В те редкие моменты одиночества я окрашиваю свой мир в алый. В тот же цвет, что разносится у тебя по венам, которые невыносимо приятно резать. В моих мечтах ты молишь меня о пощаде, но разве можно остановиться тогда, когда боль застывает на твоих губах, искажая выражение прекрасного лица? Добродетель или зло то, что я делаю с тобой? Или с собой?
Прости, я уже давно запутался. Мои мечты… безумные, но прекрасные мечты… как определить то, где правда, а где вымысел? А не сделал ли я уже этого с тобой? Не нарушил ли святое правило твоей неприкосновенности? Только ли мое воображение рисует это?

Безумен ли я?
Безумен ли…

Вдыхая этот аромат кожи… я думаю о том, что будет, если я тебя оставлю. Обретешь ли ты то счастье, которого достоин? А смогу ли отпустить на волю? Позволят ли мне мои личные демоны это сделать? О, право, не стоит надеяться на это, все зря.

Я ли безумен?
Или ты, решив однажды связаться со мной? Кто из нас более безумен? Я ли, когда заливаю свою тоску очередным стаканом или ты, когда говоришь снова о чем-то несбыточным и вызывающим у меня холодную улыбку? Обещал ли я тебе когда-нибудь такое? Да и можно ли верить обещаниям того, кто уже давно свихнулся?

Я ли один безумен?
Мой мир – моя клетка, в которую я сам себя запираю, добровольно ограничивая свободу. Чем меньше воздуха, пространства, тем больше желание задохнуться от странного экстаза.

Я ли безумен?
Утверждение или просто пустые слова, которые эхом будут отражаться раз за разом от прутьев дрянной клетки, из которой я никогда не вырвусь. А хочу ли этого?
Я ли безумен, когда мое треклятое воображение вновь и вновь рисует кровавые картины расправы? Я ли безумен, когда дыхание перехватывает от очередной порции боли? Прошу ли я о ней или же получаю без лишних слов и пожеланий?

Я ли…
А что такое безумие? То ли мое желание, которое рисует тебя залитым кровью? То ли, которое заставляет сердце в груди трепетать при мысли о том, что однажды я увижу твое угасание? Или не увижу? Я никогда не буду рядом, нас всегда будут разделять те километры, выстроенные в стаканы, которые я должен залить в себя, чтобы прекратить думать о твоей хрупкости и мечтать о том, как бы сломить ее вместе с тобою. О, как бы прекрасно хрустел твой позвоночник, переламываемый жерновами моей страсти… как бы хотелось содрать с тебя кожу и вдохнуть тот прекрасный запах твоих мучений…
Я ли безумен, говоря тебе о том, что однажды именно ты станешь причиной моего срыва, когда не сдержусь и наконец-то всажу тебе нож в брюхо, распарывая, потроша и убивая тебя? Нет, не сделаю же этого, к чему уж врать? Я буду наслаждаться твоим медленным разложением, пусковым механизмом которого стану. Я буду счастлив знать о том, что именно я оказался твоим ядом, как ты однажды моим. Но узнаю ли об этом или буду слишком занят, чтобы снова обратить на тебя внимание?

Я ли безумен?
Безумен ли вовсе?
Я мог бы часами рассуждать с тобой на эту тему, но зачем, когда куда приятнее прикрывать глаза и погружаться в пучины своего отчаяния? Когда в этой пучине можно захлебнуться болью, когда в ней не остается ничего светлого… когда наконец-то можно слиться с тьмой и стать ее частью.
Я ли безумен, когда говорю тебе о своих желаниях, а ты отвечаешь только улыбкой, которую мне безумно хочется стереть с твоего лица, разучив тебя вовсе улыбаться? Когда хочу видеть на твоих устах лишь отчаяние, прерываемое немым криком.
Я не безумен до той поры, пока сижу в своей клетке, а ее прутья режут кожу, заставляя изнывать от желания освободиться, вырваться наконец-то наружу из этих оков.
Тогда кто же сошел с ума? Весь мир? Ты? А может нет тебя и мира, а все это – мое больное и воспаленное воображение, рисующее сладострастные картины твоих страданий? Когда ты, изнывая от мук, будешь молить меня о пощаде, корчиться в агонии, ломая пальцы об непреклонность слов.
Я ли безумен, мечтая о том, что однажды смогу сделать то, что не сделал раньше? И тогда твое прекрасное лицо утонет в кровавых ручьях, заставляющих истерзанное сердце болезненно сжиматься. Ты говоришь мне о любви, но может ли глухой услышать мольбы о пощаде, делая калекой и другого?
Терзания непреодолимы, как и те пучины ненависти, что ты ко мне питаешь втайне, которые и я питаю к тебе, но не скрывая ни мгновенья оные.
Пока бьется твое сердце, не захочу ли его остановить, небрежно вырвав из груди? Не захочу ли поставить на колени, заставив молить о пощаде, чтобы потом с особым удовольствием перерезать тебе глотку и прервать страдания… свои или твои?

Я ли безумен, когда глаза застилает тьма, когда сердце бьется в унисон с колокольным звоном, отпевающим тебя? Я ли безумен, так желая получить тебя? Хотя бы по частям… получить то, чего никогда не было во мне, чего никогда не приобрести. Грубо и жестоко вырывая, отнимая, не заботясь о том, что будет после. Я ли безумен?

Я ли?
Но стоит ли теперь задумываться об этом?

@темы: Ссылки, Отредактировано, Ориджинал, Мини, Зарисовки (драбблы), Завершен, Джен (Gen), Габриэль Джей Раммштайнер, Авторы, PG-13